Введение в Самарское краеведение - Учебное пособие (Храмов Л.В.)

1. социально-экономическое развитие края

 

В первой половине XIX в. население Заволжья в пределах будущей Самарской губернии увеличилось почти в четыре раза: с 389360 человек до 1512291 человек. Такое увеличение обеспе­чивалось не столько естественным приростом, сколько постоянным притоком переселенцев. Вдвое возросла плотность населения.

При сохранении многонационального характера и культурного разнообразия жителей определилось значительное преобладание в Самарском крае русских. Свыше половины жителей они составили в уездах Бузулукском (89\%), Николаевском (77\%), Самарском (75\%), Ставропольском (74\%), Бугурусланском (60,5\%).

Привилегированные сословия (дворяне, чиновники, духовенст­во) составляли менее 1\% жителей края, служащие регулярных и иррегулярных войск, члены их семей, отставные военнослужащие и женщины – солдатки, вместе взятые – 6,4\%. На городские сословия (почетных граждан, купечество, мещан, цеховых, иностранных под­данных) приходилось 3,5\% населения, на крестьян – 89,1\%. Среди крестьян традиционно преобладали государственные крестьяне, которые вместе с иностранными колонистами и вольноотпущенниками составляли 2/3 здешних крестьян. Вторыми по численности среди сословных групп крестьян были удельные, а лишь третьими – помещичьи. Дворяне продолжали весьма активно переводить своих крепостных на новые земли.

Заселения и переселения крестьян на новые земли было сопря­жено с огромными трудностями. Известный публицист "западник" К.Д.Кавелин признавался на страницах конфиденциального письма управляющему своего села Константиновки: "Если мужики меня убьют, я буду говорить в минуту смерти: эти люди платят мне за грехи моих предков и они правы... Спросите у старых людей..., сколько их перемерло от того, что их переселили, а дворов у них не было".

Массовые переселения государственных крестьян происходили в 1825-1834 гг. Значительное содействие переселенцам в этот период оказывалось по распоряжению министра финансов Е.Ф.Канкрина. В ряде случаев выделялись для поселения лучшие земли, отводился безвозмездно лес для построек, принимались некоторые меры к сохранению их здоровья.

В 40-е годы XIX в. правительство прибегло к массовому вы­воду отдельных групп населения (военно-служилых сословий каза­ков и крещеных калмыков) за пределы Самарского региона. По указу от 8 марта 1841 г. началась выселение казаков бывших внутренних кантонов Оренбургского войска на восток, на новую пограничную линию. Многовековая история казачества в Самарском крае была прервана.

Правительство исходило из принципа, что казаком является лишь тот, кто живет и служит на границе. Тех, кто не хотел уходить с насиженных мест, переводили в сословие государствен­ных крестьян и отрешали как от казачьих обязанностей, так и от привилегий.

Выселение не затронуло башкир, которые тоже являлись слу­жилым сословием, но в Заволжье было немногочисленным и обитав­шим на его восточных окраинах.

В общей массе переселенцев скрывались и беглые. Для многих из них легальным прикрытием служили традиционные волжские про­мыслы, судовые работы, сезонный сельскохозяйственный найм, растущие города. Изготовление фальшивых паспортов превратилось в настоящее ремесло.

Прекрасными земледельцами проявили себя украинцы-переселенцы (в основном выходцы из Полтавской и Харьковской губерний). В степных уездах многие из них владели также большими стадами и значительными капиталами.

С русским хозяйственным укладом особенно сблизилась мордва, пришедшая в заволжский край из Пензенской, Симбирской, Тамбов­ской и Нижегородской губерний. Много общего было и в обы­денной одежде: лапти, овчинный полушубок, причем иногда даже в июльскую жару. Как свидетельствует современник, "мордвины между инородцами слывут за самый сильный народ".

Чуваши в отличие от мордвы неохотно селились вместе с дру­гими народами. Они ставили свои поселения в укромных местах, подальше от больших трактов и открытых пространств. Современни­ки отмечали исключительное прилежание чуваш к хлебопашества:

"Особенно замечательна их жатва, до того тщательная, что с пер­вого взгляда на сжатые поля кажется, будто на них не осталось ни одного колоса..." Другая особенность хозяйственного быта чувашей – ведущая роль женщины. Чувашки участвовали во всех мужских работах – на пашне, сенокосе и др. – и при этом отлича­лись "мускульной силой" и трудились больше мужей. Чуваши отли­чались редким миролюбием. Уголовные преступления среди них встречались крайне редко. Многие в то время остались еще язычника­ми и скрытно от властей поклонялись священным рощам, добрым (Тера) и злым (Кереметь) духам.

Земледелием и торговлей активно занимались татары. Башкиры переходили к оседлой жизни и улучшали домостроительство. В южных степях края кочевали "киргизы" (казахи). На зиму они ухо­дили на Рын-Пески и к Камыш-Самарским озерам.

Поселения немцев-колонистов являли образец порядка и опрят­ности. Они вызывали удивление путешественников роскошными ка­менными домами,, которые могли бы украсить любой губернский го­род. Одеждой колонисты походили на зажиточных русских крестьян. Только рубаху они заправляли в шаровары, как украинцы, и почти все носили жилеты синего сукна с медными пуговицами, нан­ковый или домашнего полотна кафтан. Женщины надевали платья и сарафаны или корсеты из сарпинки и ситца, головной платок завя­зывали под подбородком, обували синие чулки и башмаки.

Надежды правительства на культурный расцвет земель юго-востока России под благотворным влиянием иностранных колонистов не оправдались. В силу замкнутости, отгороженности населения от окружающего населения их влияние сводилось к минимуму. Их хозяйство отчетливо ориентировалось на выращивание пшеницы-белотурки. Выращивали корнеплоды – картофель и морковь, а также тыквы, табак (на продажу).

Таким образом, аграрное освоение Самарского края– результат совместного труда многих народов. Каждый из них внес свой ориги­нальный вклад в общую сокровищницу аграрного опыта.

На юге края главной зерновой культурой являлась пшеница, причем предпочтение отдавалось знаменитой пшенице "белотурке", лучшей в России, из которой вырабатывалась великолепная мука-крупчатка. С берегов Волги твердую яровую пшеницу в середине XIX в. завезли в степную северную полосу Америки...

Просо, гречиха, овес играли на юге края второстепенную роль. На севере, напротив, главное положение в озимом клину занимала рожь, в яровом – овес.

Самарское Заволжье уже к середине XIX столетия преврати­лось в район торгового зернового производства, вывозивших хлеб во всех направлениях. В 1849 г. оборот в Самаре составлял до 5 млн.пудов зернового хлеба и около 600 тыс. пудов сала. Ос­новную массу товарного хлеба переправляли вверх по Волге, частично перераспределяя между хлебопотребляющими губерниями нечерноземной полосы, а через Санкт-Петербург вывозили за гра­ницу. Рожь, перемолотая в муку, плюс овес направлялись большей частью на восток, в Оренбургскую губернию и в землю ...Уральского казачьего войска. Поездки с хлебом сюда были выгодны, так как на обратном пути они принимали кладь (из Уральска преиму­щественно рыбу) для доставки в Мензелинск, Елабугу. Из Оренбур­га возвращались с кожами, овчинами, салом. А из Илека с солью, которую везли в Бугульму, Чистополь, Казань. Часть внутреннего потребления хлеба приходилась на винокуренные заводы.

Торговое значение приобретало и скотоводство. В Заволжье пролегали крупные скотопрогонные тракты. Соседство со ското­водческими губерниями способствовало развитию местной ското­промышленности и прасольства среди крестьян.

Важное значение имел солевой промысел. Сложилось целое сословие крестьян-солевозов, приписанных к крепости Илецкая защита, где в начале века под руководством полковника Струкова (позже генерал) была организована добыча соли. В 1816 г. по его проекту перешли на добычу по правилам горных разработок до 4 млн. пудов, из которых 3 млн. ежегодно доставлялись на самар­скую пристань.

К середине века в крае сложились все известные в России сферы рынка: ярмарочная, развозно-разносная, базарная и ста­ционарная. Торговые обороты к началу образования губернии достигали свыше 10 млн. руб. серебром. Действовало более 200 базаров и ярмарок.

Россия обретала новую житницу, экономическое значение ко­торой росло с каждым десятилетием. Спрос на самарскую муку-крупчатку был высоким и устойчивым на биржах крупнейших стран-импортеров.

К середине XIX в. в Самарской губернии насчитывалось 139 видов промыслов и 113666 промышленников (39\%) всего трудоспособ­ного мужского населения). Подавляющая часть их – ремесленники. Мельницы, маслобойки, просорушки, салотопенные, воскобойные, кожевенные "заводы" занимались переработкой продуктов сельско­го хозяйства.

Из 186 предприятий с числом рабочих в 6 тыс. человек к 1860 г. лишь 26 были вотчинными мануфактурами и принадлежали помещи­кам. Остальные 160 мануфактур принадлежали представителям тор­гового капитала и разбогатевшим крестьянам.

Крестьянское движение сохраняло стихийный характер. Среди форм крестьянского протеста были: жалобы на помещика и управ­ляющего, отказ выполнять господские работы, побег, открытое выступление против помещика, переходившее в столкновение с по­лицией и войсками.

Наиболее крупным в первой четверти XIX в. крестьянским выступлением в нашем крае было волнение крепостных помещицы Наумовой в Ставропольском уезде в 1818 г. Расследование, про­веденное самим губернатором, выявило жестокое обращение с крестьянами со стороны приказчика и десятников при полном попустительстве помещицы. Дело, однако кончилось тем, что с помещицы была взята подписка, что она прекратит беспорядки и будет строго соблюдать трехдневную барщину.

За 1800-1825 гг. в крае было зарегистрировано 11 крестьян­ских выступлений. Четыре из них были подавлены при помощи военной силы. В 1826-1850 гг. известно уже 35 выступлений, а 10 из них закончились столкновением с воинскими командами.

Деревня Якутино Бузулукского уезда, которой владел помещик Племянников, была окружена крепким забором и глубоким рвом. У запертых ворот, которые без разрешения барина не открывались, днем и ночью стоял караул. Так, помещик укрывал от глаз людских порядки, установленные им в деревне. А укрывать было что. За малейшее ослушание он приказывал сечь крестьян розгами, заковы­вать в колодки, собственноручно выдирал у избитых мужиков клочьями бороды. Тех, кто пытался бежать, зверски истязал, морил голодом, обривал им половину головы, как каторжанам... Об изуверстве барина-самодура стало известно, и его привлекли к суду. Двадцать лет продолжалось следствие, но так ни к чему и не привело. Помещик был оправдан...

Несмотря на крепостнический гнет крестьянство самарского Заволжья сохраняло способность к самостоятельной хозяйственной жизни. И под скипетром царя (государственные и удельные крестьяне) и под рукой помещика крестьяне готовились к тому великому экономическому и политическому перелому, который пред­стоял им после отмены крепостного права.

 

Вопросы и задания

1. Как менялись численность и состав населения Самарского края в первой половине XIX в.?

2. Когда прервалась многовековая история казачества в Поволжье?

3. Какие изменения произошли в развитии сельского хозяйства и промышленности края?

4. Расскажите о развитии торговли в крае.

5. Каковы были формы крестьянского протеста против крепостного гнета?