Социальная реабилитация детей с ограниченными возможностями здоровья - Учебное пособие (Акатов Л.И.)

Отношение к детям с ограниченными возможностями здоровья в обществе

Понятие «инвалид» во все времена означало «непригодный к деятельности», а для государства, которое было вынужде­но затрачивать на них определенные средства, они станови­лись иждивенцами. Своеобразные трудности в общении и во взаимодействии с ними возникали и у окружающих людей. История свидетельствует о том, что взгляд на детей, имею­щих жизненные ограничения, менялся по мере развития научных знаний и общества в целом. В этой связи условие выделяют три этапа: мистический, наивно-биологически] и научный, сопоставление которых позволяет глубже понят] тенденцию развития отношений общества к людям с ограни­ченными возможностями.

Первый этап включает в себя период от древнейших вре­мен вплоть до XVIII века. Сведения об этом периоде мы нахо­дим в легендах, мифах, пословицах, сказках, других устных и письменных источниках. Люди в том или ином дефекте видели, прежде всего, огромное несчастье человека, к кото­рому относились с суеверным страхом и состраданием. Наря­ду с подобным отношением к аномальным людям бытовало убеждение в том, что люди с дефектами, например, слепые, обладают мистическими силами, им якобы доступно особое духовное знание и видение.

Второй этап начинается с эпохи просвещения (XVIII в.). В этот период средневековые мистические представления и пре­дубеждения уходят в прошлое, уступая место бурно развиваю­щейся науке, накоплению знаний в различных областях, полученных на основе опыта, эксперимента. В теоретическом плане новый взгляд реализовался в учении о викариате орга­нов чувств. Согласно этому воззрению, выпадение одной из функций восприятия, недостаток одного органа компенсируется повышением функционирования и развития других. Однако ис­следования в этой области обнаружили несостоятельность этой теории. В то же время во взглядах на ребенка, имеющего жизненные ограничения, был сделан значительный шаг вперед. Эмпирический подход к изучению физических недостатков лю­дей привел к серьезным открытиям. Практическим следствием этих воззрений явилось появление для слепых специальной азбуки (азбука Брайля), что позволило открыть незрячим дос­туп к культуре и социальной жизни.

Начало третьему, научному этапу в понимании психоло­гии аномального человека положили работы австрийского психолога А. Адлера и его школы. Ими было обосновано значение и психологическая роль органического дефекта в процессе развития и формирования личности. Согласно его взглядам, если какой-либо орган из-за морфологической или функциональной неполноценности не справляется со своей ра­ботой, то центральная нервная система и психический аппа­рат принимает на себя задачу компенсировать затрудненное функционирование органа. Над неполноценным органом или функцией создается психическая надстройка, стремящаяся обеспечить жизнедеятельность организма в этом или уг­рожающем звене. При соприкосновении с внешней средой возникает конфликт, вызванный несоответствием недоста­точного органа или функции с их задачами, что ведет к повы­шенной заболеваемости и смертности. Этот конфликт создает и дополнительные стимулы сверхкомпенсации. Дефект ста­новится, таким образом, исходной точкой и главной движу­щей силой психического развития личности. Если борьба кончается для организма победой, то он не только справляет­ся с созданными дефектом затруднениями, но поднимается сам в своем развитии на высшую ступень, создавая из недос­таточности — одаренность, из дефекта — способности, из сла­бости — силу, из малоценности — сверхценность.

Значительный вклад в понимание особенностей развития ано­мальных детей внесли В.М. Бехтерев, Л.С. Выготский, А.Р. Лу-рия, Б.Н. Зейгарник и многие другие. В настоящее время опре­делились основные направления изучения детей, имеющих тот или иной дефект. Повсеместно созданы и функционируют спе­циальные школы и реабилитационные центры для умственно отсталых детей, детей с потерей зрения, слуха, речи, с наруше­ниями функций опорно-двигательного аппарата.

Однако в целом отношение общества к детям, имеющим от­клонения в развитии, нельзя считать оптимальным. На степень отторжения аномальных детей влияют в основном два факто­ра: демографический и сам дефект. Так, например, по данным ряда исследований жители городов настроены по отношению к аномальным детям и подросткам более негативно, чем жи­тели небольших деревень. Деревенские жители чаще прояв­ляют к ним бескорыстность и альтруизм.

Что же касается конкретных дефектов, то, по данным Л. Пожар, наименее приемлемыми в обществе считается ум­ственная отсталость, далее в имеющейся литературе указыва­ется слепота, на третьем месте — глухота, на четвертом — на­рушения опорно-двигательного аппарата, на пятом — речевые нарушения.

Результаты исследования, проведенного под нашим руко­водством, в основном подтвердили эти данные. Так, 68 про­центов школьников заявили о невозможности дружить с умст­венно отсталым сверстником. В то же время со слепым могли бы подружиться 73 процента опрошенных, с калекой — 72 процента, с плохо владеющим речью — 78 процентов, с глу­хим — 70 процентов. Причем, мнения девочек и мальчиков несколько отличаются. Девочки 7, 9 классов и все учащиеся 11 классов в своем нежелании общаться с аномальными свер­стниками на первое место поставили дефект умственной от­сталости. Затем идут дефекты слуха, нарушения речи, зрения и опорно-двигательного аппарата. А вот мальчики 7 и 9 клас­сов на первое место соответственно ставят нарушение слуха. Все остальные дефекты для них примерно одинаковы.

- Из полученных данных можно сделать вывод о том, что для подростков и старших школьников на первое место в отрица­тельной оценке выступают те качества дефективного сверст­ника, которые больше всего мешают общению и установле­нию тех или иных межличностных взаимодействий.

Негативное отношение общества к детям и подросткам с физическими дефектами, а также повышенные дозы жало­сти и внимания создают для них не только жизненные неудоб­ства, но и отрицательно сказываются на формировании личности. Их развитие неразрывно связано с потребностью самоутверждения в соответствующей социальной среде. К со­жалению, нормальные дети зачастую отвергают ребенка с дефектом и эта важнейшая социальная потребность, таким образом, не реализуется.

Состояние неудовлетворенного самоутверждения ведет, как правило, к деформации личности, к возникновению у нее моральной неустойчивости и опустошенности. Если же эта потребность удовлетворена, то открывается путь к реализа­ции возможностей личности в различных решающих сферах жизнедеятельности и труда.

Критической точкой в жизни аномального ребенка, неза­висимо от того, каким дефектом он страдает, является пери­од, когда он начинает осознавать, что его внешние данные отличаются от других людей и пытается в этой связи пред­восхитить последствия для него этих различий. В случае, если окружающие ребенка люди никаким образом не акцентиру­ют внимание на дефекте и неудобствах, которые он несет ре­бенку, моральная-психическая напряженность постепенно спадает. Если же ребенок становится объектом насмешек и из­девательства со стороны сверстников и окружающих, возни­кает тяжелейший внутренний конфликт, последствия кото­рого бывают трудно предсказуемыми.

Таким образом, социальный статус людей с ограниченны­ми возможностями все еще очень низкий. Действительное включение их в социальную жизнь потребует еще немало времени, финансовых ресурсов, дополнительных усилий. Од­ним из таких направлений является социальная реабили­тация как процесс возвращения и приобщения людей к соци­альной жизни.

Не менее важной является проблема, связанная с изменени­ем общественного мнения по отношению к лицам, имеющим инвалидность. Печать, радио, телевидение, прочие средства мас­совой информации должны объединить свои усилия для вос­питания у населения уважительного отношения ко всем людям, оказавшимся из-за физического или психического дефекта в затруднительном положении. Чувство неполноценности, воз­никающее у них в связи с непониманием их проблем, мешает им жить, пользоваться возможностями человеческой жизни, а у детей формируются качества, не позволяющие им эффек­тивно взаимодействовать с социальной средой.