Ораторское искусство - Учебное пособие (Алексеева В.О.)

6.1.

Еще со времен античности классическая риторика уделяет значительное внимание морально-нравственной составляющей ораторской речи и личности оратора. Эти важные вопросы регулирует этика красноречия. Термин этика восходит к греческому слову этос, что в переводе означает нравственный, а сама этика – систему философских представлений о моральных и нравственных нормах, принятых в обществе. Этот термин впервые был употреблен Аристотелем в его научных трудах. Выступление в публичной аудитории предпола­гает сотрудничество, которое возможно лишь в усло­виях взаимного доверия и готовности разделить от­ветственность за речь. Поэтому риторический этос можно понимать и как проявляющиеся в слове каче­ства ритора, которые дают аудитории основание до­верять ему; и как свойства аудитории, побуждающие ритора быть этичным. Этика публичной аргументации связана с нормами, которые принимаются в одинако­вой степени ритором и аудиторией и с точки зрения которых оцениваются как публичные высказывания, так и участники общения.

Норма – принцип или правило, регулирующее де­ятельность. Норма: 1) обобщает конкретные действия или опыт; 2) содержит значимые для общества категории; 3) оценивает опыт и категории, в которых он обобщен, рекомендуя определенный образ действий. Нормы мо­гут выражаться и формулироваться различным образом: в форме предписаний, запретов, рекомендаций, оценок, указаний на последствия действий. Нормы являются главной формой мышления и основанием культуры.

По отношению к опыту, который нормы обобщает, они разделяются на умозрительные, или предваритель­ные (априорные), прецедентные и смешанные. Умо­зрительные нормы предваряют возможные действия и строятся исходя из анализа категорий, в которых вы­ражаются. Прецедентные нормы описывают имею­щийся опыт, группируя и оценивая факты. В смешан­ных нормах используются оба принципа – логической классификации и эмпирического обобщения. Понятно, что нормы всех трех видов одинаково необходимы и взаимно дополняют друг друга.

В зависимости от предмета и характера оценки нормы подразделяются на этические и технические. Этические нормы сводятся на понятия «добро/зло», с точки зрения которых и оценивается опыт. Техничес­кие нормы сводятся на понятия «прекрасное/уродли­вое», которые также являются основанием оценок.

Этические нормы могут быть подразделены на пра­вовые, моральные и нравственные. Правовые нормы сводятся на оценку «справедливо/несправедливо», моральные – на оценку «достойно/недостойно», а нравственные – на оценку «хорошо/дурно». Право­вые нормы являются общеобязательными, минималь­ными в смысле содержания требований и, как правило, нарушение правовой нормы влечет за собой санкцию. Правовые нормы обобщают моральные и нравствен­ные в том смысле, что содержат необходимый мини­мум требований, например, закон карает нанесение явного физического и морального ущерба, моральные Нормы порицают неправильное поведение, а нравственные – дурные помыслы. Правовые и нравственные нормы общеобязательны. Правовые и моральные нормы содержат санкции. Моральные и нравственные нормы предполагают оценку поступка и личности, а правовые – только оценку поступка.

Риторическая этика имеет дело с нравственными, моральными, правовыми нормами, а также технически­ми нормами речи, причем последние понимаются как разряд этических. Ритор и аудитория несут этическую ответственность за качество речи. Эта ответственность может быть юридической, моральной и нравственной.

При всей значимости норм этика, в том числе этика речи, не исчерпывается ими. Риторическая этика изуча­ет условия сотрудничества ритора и аудитории. В про­цессе обсуждения и оценки фактов, выработки, приня­тия и осуществления решений накапливается новый опыт, который обобщается, и создается новая реальность, в условиях которой протекает последующая деятельность. При этом неизбежно нарушаются те или иные нормы и, в зависимости от последствий, они либо расширяются и дополняются, либо отменяются, либо же в случае не­оправданного нарушения нормы ритор и его аргумен­тация оказываются этически несостоятельными.

Вот почему этическая норма рассматривается как мера правильности и точности высказываний: «Кто оценивает произведение, не придерживаясь никаких правил, тот по сравнению с людьми, эти правила зна­ющими, все равно, что не имеющий часов по сравне­нию с человеком при часах. Первый заявит: «Прошло два часа», – другой возразит: «Нет, только три четвер­ти», – а я посмотрю на часы и отвечу первому: «Вы, видимо, скучаете», – и второму: «Прошло не три чет­верти часа, а полтора; время для вас бежит». А если мне скажут, что для меня оно тянется и вообще мое сужде­ние основано на прихоти, я только посмеюсь: спорщики не знают, что оно основано на показаниях часов».

В каждой развитой системе законодательства мож­но выделить правовые нормы, регулирующие речь. Они касаются использования языков, свободы слова и зло­употреблений ею, свободы совести, авторского права и интеллектуальной собственности, конфиденциальности, рекламирования товаров и услуг, неконтролируе­мого воздействия на сознание в средствах массовой информации, документооборота, системы образования, публичных библиотек и издательской деятельности. Если таких законов нет, ритору приходится руководство­ваться правосознанием, но апелляция к правосознанию подобна определению времени без часов.

Моральные нормы касаются уместности публичной речи, порядка и последовательности высказываний, права на публичную речь, предоставляемого компетен­тностью ритора, стилистических качеств речи, обеспе­чивающих ее правильность, точность и ясность, ответ­ственности за введение в заблуждение там, где она не регулируется правовыми нормами, психологического давления на аудиторию, соблюдения правил этикета и учтивости.

Нравственные нормы речи связаны с пониманием ритором ответственности за выбор предмета речи, за обращение к аудитории, за техническое совершенство высказываний, за правильность положений, которые он выдвигает, и за последствия решений, которые могут быть приняты.

Аудитория оценивает ритора по его высказывани­ям. Эта оценка осуществляется с точки зрения этичес­ких и технических норм речи, но выходит за их преде­лы. Аудитория оценивает не только правильность, но и продуктивность высказываний, то есть обоснованность от­клонения от норм. Поэтому ритору могут простить, на­пример, грубость, языковые погрешности, неточность выражения, неуместный пафос, ошибки в аргументации и многое другое, если его идеи правильны, а предложе­ния конструктивны. Но если окажется, что предложе­ния привели к нежелательным последствиям, а идеи не­состоятельны, – все ошибки зачтутся.