Теоретические основы организации работы с семьями, оказавшимися в социально опасном положении - Учебное пособие (Лозовская Е.Г.)

Глава 6. организация работы с семьями в случаях нарушения детско- родительских отношений

В научной литературе разработаны диагностические процедуры, направленные на выявление в семье кризисной ситуации в самом начале ее развития. Изучается многопараметровая система функционирования семьи, охватывающая те области, которые имеют отношение к успешному физическому, эмоциональному и психическому развитию членов семьи:

- отсутствие привязанности или сильное искажение связей такого рода;

- серьезное отклонение в восприятии семьи как надежной базы, на основе которой дети могут уверенно приобретать новый опыт;

- отсутствие или сильное искажение родительских моделей, которые ребенок имитирует (сознательно или бессознательно) и на которых формируется идентификация;

- наличие дисфункциональных стилей борьбы со стрессом (например, неадекватная агрессивность или постоянный возврат в болезненное состояние);

- отсутствие взаимодействия или сильное нарушение процесса взаимодействия между родителями;

- отсутствие необходимого или соответствующего возрасту жизненного опыта (питание, теплота, игра, беседа, взаимодействия, необходимые для развития социальных навыков);

- отсутствие или избыток дисциплинарных методов;

- отсутствие или искажение системы взаимодействия внутри семьи, между семьей и внешним миром.

Л. В. Ясная использует разработанную американскими исследователями, так называемую, экосистемную модель для анализа семьи, ее окружения и источников ее ресурсов.

Экосистемная модель функционирования семьи основывается на следующих положениях:

1. Любое изменение в потоке энергии, информации и других ресурсов, поступающих в семью, требует адаптивных изменений.

2. Запасы человеческой энергии – физической и психической – ограничены.

3. Если поведение отдельных членов семьи порождает стресс (стрессовую ситуацию), то требуется дополнительная энергия от других членов семьи или из внешних источников, причем в последнем случае нужна дополнительная энергия для получения внешней поддержки.

4. Повышенная потребность в энергии создает "утечку энергии", при которой становится невозможным адаптационное, творческое поведение, что ведет к еще большим стрессам в семье.

Влияние родителей имеет большое значение для ребенка и потому, что является источником накопления необходимого социального опыта. Навыки социального общения и поведения так же, как и любые другие навыки, требуют обучения. Опыт общения с другими детьми определяет, насколько легко впоследствии ребенок сможет заводить друзей. Дети, которые прошли через многие, самые разнообразные ситуации и научились справляться с проблемами общения, радоваться разносторонним социальным контактам, смогут адаптироваться в новой обстановке лучше других и, вероятно, будут позитивно реагировать на происходящие вокруг них перемены.

Семья выступает как модель поведения и межличностных отношений. Роль родительского поведения как модели для подражания важна не только в процессе приобретения привычек. Способ преодоления стресса, поведение в стереотипных ситуациях также определяется исходя из знакомой ребенку линии поведения родителей.

Аналогичным влияниям подвержен и стиль межличностных отношений. Единственной хорошо знакомой для ребенка и наблюдаемой им в течение длительного срока моделью близких отношений являются супружеские отношения между родителями.

Некоторые данные подтверждают положения психоанализа о том, что опыт детских переживаний может оказать последующее влияние на выполнение родительской роли:

- женщины, в раннем детстве у которых разошлись родители, особенно склонны заводить внебрачных детей;

- женщины, которые пережили травмирующую разлуку с родителями до 11 лет, легче переводили ребенка на искусственное питание, были более раздражительными и болезненными в течение первого года жизни ребенка;

- индивиды, выросшие в распавшихся из-за развода или разъезда семьях, особенно расположены к нестабильности в собственном браке;

- родители, подвергающие своих детей физическим наказаниям, часто происходят из неблагополучных семей и в детстве страдали от жестокости собственных родителей. Иногда физические наказания детей могут применяться в семье на протяжении нескольких поколений.

Родителей трудных детей отличает от других родителей то, что они плохо понимают, когда и как им следует вмешаться, редко хвалят за хорошее поведение. При этом на плохое поведение часто реагируют ошибочно и непоследовательно и уделяют такому поведению ребенка слишком много внимания. Физические наказания, как правило, доминируют в этих семьях.

Принуждение и насилие — это воздействие на человека, имеющее целью разрешение интер - или интраперсональных конфликтов с помощью силы. Эта сила может проявляться в форме физического, психологического или интеллектуального насилия.

Амбивалентность, двойственность отношения к детям, является нормой, по-видимому, не только для первобытного общества, когда инфантицид (детоубийство) был широко распространен как экономическая мера, причем одновременно с этим иметь детей было почетно. Вероятно, постепенно такое двойственное восприятие детей трансформировалось, "окультурилось", но сохраняется в подсознании долгие века, до сих пор слышны его отголоски. В Средневековье образ младенца – это одновременно персонификация невинности и воплощение природного зла.

Действия взрослых по отношению к детям, которые мировой наукой и общественностью рассматриваются как насилие над ребенком:

• взрослый бьет или ругает ребенка, потому что у него возникли собственные проблемы;

• взрослый оставил без присмотра маленького ребенка;

• взрослый не выслушал ребенка;

• ребенку не обеспечена реализация физических потребностей (в еде, одежде, чистоте, медицинском обслуживании...);

• ребенок лишен возможностей реализации духовных потребностей (в образовании, в книгах...);

• над ребенком издеваются, оскорбляют и унижают его;

• ребенком манипулируют для решения собственных проблем, получения выгоды;

• ребенку прививают вредные привычки, знакомят со сторонами жизни, о которых ему знать рано (алкоголь, наркотики, курение, порнография...).

Характер семейных взаимоотношений можно определить с помощью циркулярной модели Олсона, включающей две оси: сплоченность - эмоциональное принятие членами семьи друг друга и гибкость - возможность изменения в семейном руководстве, в семейных ролях и правилах, регулирующих взаимоотношения. Данные параметры задают тип семейной структуры.

Олсон выделяет четыре уровня сплоченности и четыре уровня гибкости: очень низкий, низкий к умеренному, умеренный к высокому и чрезмерно высокий. Из них низкий к умеренному и умеренный к высокому - центральные, а очень низкий и чрезмерно высокий - крайние. Каждому уровню сплоченности и гибкости соответствуют определенные типы семейных структур.

К центральному уровню сплоченности относится раздельный и объединенный типы взаимоотношений: раздельный носит некоторую эмоциональную отстраненность, но она не является крайней, объединенный характеризуется эмоциональной близостью и лояльностью. К центральному уровню гибкости относится структурированный и гибкий типы взаимоотношений: структурированный предполагает некоторую демократичность, стабильные роли и внутрисемейные правила; гибкий - абсолютно демократичный, роли разделяются между членами семьи и при необходимости изменяются. Центральные уровни обеспечивают сбалансированное и оптимальное семейное функционирование. Члены семей сбалансированных типов способны сочетать собственную независимость с тесными связями внутри семьи.

Крайним уровням сплоченности соответствуют разобщенный и запутанный типы взаимоотношений: разобщенный - это эмоциональное разделение, несогласованность поведения, безразличие друг к другу; запутанный - характеризуется наличием в семье центростремительных сил, крайности в требованиях друг к другу, полной зависимости друг от друга всех членов семьи. Крайними уровнями гибкости соответствуют ригидный и хаотичный типы взаимоотношений: ригидный -невмешательство в личные дела, эмоциональное дистанцирование членов семьи, возведенное в принцип взаимного поведения, несмотря на наличие внутренних привязанностей и заботы о благополучии друг друга; хаотичный - отсутствие более или менее устойчивых правил распределения обязанностей. В кризисные моменты решения принимаются импульсивно, а роли членов семьи неясны и смещены.

Крайние уровни сплоченности и гибкости свойственны проблемным семьям. 100\% обследованных нами семей наркоманов в период, предшествующий их наркотизации, были проблемными.

Родительско-детские отношения - это система разнообразных чувств родителей и детей по отношению друг к другу, особенностей восприятия, понимания характера личности и поступков друг друга.

Е.О. Смирнова, раскрывая специфику родительско-детских отношений, считает, что они характеризуются эмоциональной значимостью, амбивалентностью и изменяется по мере взросления ребенка.

На наш взгляд, динамичность родительско-детских отношений зависит от возрастных изменений как ребенка, так и родителей. Возраст - это фактор, который обусловливает все отношения личности, в том числе и отношения к детям.

В соответствии с теорией привязанности, сформулированной Д. Боулби и М. Эйнсворт, важнейшие параметры родительского отношения - это нежность, забота, чувствительность к потребностям ребенка, надежность, обеспечение безопасности, предсказуемость, последовательность. Родительско-детские отношения, которые в данной теории называются привязанностью, включают в себя две противоположные тенденции. Одна из них - стремление к познанию, риску, волнующим ситуациям, а другая - к защите и безопасности. Первая побуждает ребенка к отделению от родителей и стремлению во внешний мир, вторая возвращает его обратно в семью. Умение родителей адекватно поощрять эти тенденции определяет полезность родительского отношения для развития ребенка.Наши исследования семей наркоманов показывают, что значительное преобладание в семье одной тенденции над другой может стать причиной девиантного поведения ребенка.

В структуре родительско-детских отношений необходимо выделить установку родителей, т.е. систему или совокупность родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятия ими ребенка родителем и способов поведения с ним.

В литературе (О.С.Сермягина) понятия "родительские стили" и "стили воспитания" употребляются синонимично понятию "позиции", хотя для обозначения установок, которые не связаны с конкретным ребенком, а характеризуют отношения к детям вообще, целесообразнее сохранить термин "стили воспитания".

Важно, чтобы в семье стили воспитания у матери и отца совпадали, взаимодополняли или, по крайней мере, не противоречили друг другу. Противоречия в воспитательных позициях родителей приводят к возникновению межличностных конфликтов между ними, нарушая реализацию семьей ее воспитательной функции, снижая потенциал семьи как института социализации.

О.С. Сермягина в своем социально-психологическом исследовании подчеркивает важность эмоциональных отношений в семье. Она отмечает, что в психодинамическом направлении психологии основным предметом изучения являются аффективные связи между членами семьи. Акцент при этом делается либо на родительско-детские, либо на супружеские отношения, а нарушения фиксируются преимущественно на уровне личности (социальная дезадаптация, невротическое расстройство и т.п.)

Х. Шульц-Хенке выделяет те виды влияния родителей на ребенка, которые могут привести к невротическим нарушениям его развития. Травматические виды он характеризует как "тормозящие", вызывающие "заторможенность" высшей степени - синоним невроза. К психотравмирующим факторам он относит твердость и чрезмерную мягкость по отношению к детям.

Х.Е. Рихтер в качестве главных объяснительных категорий при исследовании аффективных взаимоотношений родителей с детьми использует психоаналитические понятия (роль ребенка и родителей, перенос, нарциссические тенденции), анализируя на их основе нарушения взаимоотношений в семье. Под детской ролью он понимает структурную совокупность неосознанных родительских ожиданий - фантазий, которые они приписывают ребенку. С этой точки зрения семейные причины наркотизации связаны преимущественно с нарушением детских ролей.

Конкретной социально-психологической формой организации жизнедеятельности семьи является структура ролей в ней. Под ролью в психологии чаще всего понимается "нормативно одобренные формы поведения, ожидаемые от индивида, занимающего определенную позицию в системе общественных межличностных отношений". Кроме поведения, в понятие "роль" включаются также желания и цели, убеждения и чувства, социальные установки, ценности и действия, которые ожидаются от человека или приписываются ему.

Выработка социально-ролевой структуры имеет две основные цели:

Воспитание качеств, необходимых для жизни в семье, то есть усвоение форм внутрисемейных отношений, норм поведения, значимых для семьи ценностных ориентаций и мотивов деятельности.

Воспитание качеств, необходимых для социализации вне семьи, ориентации индивида на существующие в данном обществе стандарты профессиональной деятельности, нравы и традиции.

Роли рассматриваются как относительно устойчивые типы поведения в определенной сфере жизнедеятельности. В.А. Ядов считает ролевые установки социально фиксированными. По мнению других исследователей, ожидания по поводу выполнения той или иной роли - устойчивые и негибкие образования. Если рассмотреть супружеские взаимоотношения, то можно сказать, что у жен и мужей в проблемных семьях существуют такие ролевые установки, которые препятствуют успешному приспособлению и являются предпосылками межличностной и психической напряженности. Психическая напряженность определяется как состояние, обусловленное предвосхищением неблагоприятного для субъекта развития событий и сопровождающееся ощущением дискомфорта, тревоги, страха .

К.Г. Юнг говорит о том, что, как правило, жизнь, которую не удалось прожить родителям, они стараются передать "по наследству" детям и вынуждают детей вступить на путь, который должен компенсировать неисполненные желания родителей, т.е. родители в какой-то степени ищут идеального ребенка для себя. У детей это часто вызывает обратную реакцию. Поэтому и получается, что сверхморальные родители имеют зачастую, аморальных детей, безответственный и праздный отец имеет обремененного честолюбием сына и т. д. Наихудшие последствия, по его мнению, имеет "искусственная бессознательность" родителей. Примером тому может служить мать, которая, чтобы не нарушить видимость благополучного брака, искусственным путем, бессознательно поддерживает себя тем, что привязывает к себе сына - в определенной степени в качестве замены своему мужу. И это приводит к формированию симбиотической связи между матерью и сыном, что, в конечном счете, может являться одной из причин формирования наркозависимости. Для ребенка наркотик - это мощный аргумент в избавлении от постоянной зависимости от родителей, приобретении внутренней свободы в борьбе за самостоятельность.

В здоровой семейной структуре устанавливается подвижное равновесие, проявляющееся в оформлении психологических ролей каждого ее члена, формировании семейного "Мы", способности членов семьи самостоятельно решать противоречия и конфликты. Семейное воспитание детей - это результат совместной деятельности родителей и всех взрослых членов семьи. Разумеется, совместное воспитание предполагает различия в воздействии отца и матери. Отец и мать обычно дополняют влияние друг друга, но могут и подрывать. При нарушении внутрисемейных отношений создается неблагоприятный фон для эмоционального развития ребенка, что в итоге может стать одним из источников формирования наркомании.

Негативный характер супружеских отношений, выражающийся в конфликтном взаимодействии между супругами, называется дисгармонией, дестабилизацией семейной структуры. Семейный конфликт представляет собой сложное явление. Причинами его, с одной стороны, являются нарушения в системе взаимоотношений - их ригидность, конкурентный характер, формальность, неравенство, с другой - искажения в личных установках, ролевых ожиданиях, способах перцепции (восприятия).

В дисгармоничных семьях равновесие во взаимоотношениях используется только для того, чтобы избежать изменения, развития и появления связанных с этим возможных тревог и потерь. Равновесие престает быть формой адаптации семьи к задачам оптимального выполнения внешних и внутренних функций. Семейные узы оказываются лишь способом сохранения некоторого равновесия, на деле препятствующего развитию личности членов семьи и их взаимоотношений.

По результатам проведенных нами обследований выделены следующие виды дисфункциональных семейных структур:

Несбалансированные семейные структуры, например, проблемные типы семьи по Олсону (100\% обследованных семей наркоманов).

Структуры, несущие в себе аутсайдеров, то есть людей с низким социометрическим выбором, например, один из детей рассматривается родителями как нелюбимый (64\% обследованных семей наркоманов).

Структуры, стабилизирующиеся на основе дисфункции одного из ее членов. Такие структуры поляризованы по принципу: "здоровые члены семьи" - "козел отпущения" или "больной" член семьи (69\% обследованных семей наркоманов).

Коалиции через поколение, которые помогают членам семьи, чувствующим свою слабость, справиться с теми, кто кажется сильнее - совладать с низким самоуважением, уменьшить тревогу и контролировать третью сторону. Например, один из родителей (мать) образует коалицию с ребенком против другого (отца); бабушка (дедушка) образует коалицию с ребенком против родителей и так далее (57\% обследованных семей наркоманов).

Скрытая коалиция, когда ее наличие не признается членами семьи. Обычно она возникает на основе совместного секрета через идентификацию двух членов семьи и часто выражается в подкреплении симптоматического поведения (42\% обследованных семей наркоманов).

Перевернутая иерархия, когда по каким-либо причинам статус ребенка в семье становится больше, чем статус одного или обоих родителей. Например, отец с дочкой могут вести себя как супруги и относиться к матери и остальным членам семьи как к младшим, или во время болезни одного из родителей ребенок выступает в роли родителя по отношению к больному и остальным детям (41\% обследованных семей наркоманов).

Негативные, "невротические" типы взаимоотношений между членами семьи при всем их многообразии условно сгруппированы Т.М. Мишиной в три основных: соперничество, псевдосотрудничество и изоляция. Критериями выделения этих типов являются: наличие или отсутствие соглашения пары в отношении норм поведения, формальный или неформальный характер этого соглашения. Типы взаимодействия можно определить по соотношениям следующих характеристик:

мотивационные структуры, составляющие содержательную основу противоречия в совместной деятельности супругов;

способы компенсации, позволяющие паре устойчиво существовать, несмотря на наличие этого противоречия;

обстоятельства, вызывающие декомпенсацию (кризис) и создающие неустойчивость, обостряющиеся в конфликтных ситуациях;

способы выхода из конфликтной ситуации и их отношения к мотивационной структуре данной супружеской пары.

СОПЕРНИЧЕСТВО. Структура отношений носит противоречивый, дружелюбно-враждебный характер. Оба партнера характеризуются незрелостью семейной роли и оказываются не в состоянии принять на себя ответственность за поведение супружеской пары как целого. Конфликты могут быть представлены как противоречия, главным образом, в сферах заботы и опеки, а также эмоционального принятия, когда сталкиваются значимые потребности партнеров. Одной из сфер, где проявления соперничества супругов наиболее опасны своими последствиями, является воспитание детей. Оно заключается в рассогласованности воспитательных позиций, требований по отношению к ребенку.

ПСЕВДОСОТРУДНИЧЕСТВО. С внешней стороны, отношения этого типа выглядят согласованными, с элементами преувеличенной заботы друг о друге. Поводы к возникновению конфликтов в семье лежат за ее пределами и связаны с индивидуальными трудностями и неудачами, которые касаются, как правило, работы или общения с другими людьми. Проявления псевдосотрудничества супругов в сфере воспитания детей также опасны своими последствиями, так как в зависимости от внешних обстоятельств воспитательные позиции у родителей постоянно видоизменяются.

ИЗОЛЯЦИЯ. Супруги эмоционально обособлены и не заинтересованы друг в друге. Если такой характер взаимоотношений проявляется и в воспитательной сфере, то ребенок ощущает себя ненужным, отвергнутым и нелюбимым, что, в свою очередь, может способствовать формированию у него внутриличностных и поведенческих отклонений.

Важнейшими проявлениями неблагополучия в семье являются семейные конфликты. Т.М. Мишина определяет семейные конфликты как обострение интерперсональных отношений в семейной группе, когда позиции, отношения, цели сторон становятся несовместимыми, взаимоисключающими, либо воспринимаются таковыми.

Анализируя происхождение семейных конфликтов, Захаров А.И. выделяет неблагоприятные черты личности матерей, которые, по его мнению, обладают более выраженными невротическими изменениями по сравнению с отцами:

сензитивность - повышенная чувствительность, склонность все принимать близко к сердцу, легко расстраиваться и волноваться;

аффективность - эмоциональная возбудимость или неустойчивость настроения;

тревожность - склонность к беспокойству, недостаточная внутренняя согласованность чувств и желаний либо противоречивость личности в целом, обусловленная трудно совместимым сочетанием двух предшествующих характеристик;

доминантность - стремление играть значимую роль;

эгоцентричность - фиксация на своей точке зрения, отсутствие гибкости мышления;

гиперсоциальность - повышенная принципиальность, утрированное чувство долга.

В результате длительного конфликта у членов семьи снижается социальная и психологическая адаптация, теряется способность к совместной деятельности (несогласованность в вопросах воспитания детей). Уровень психологического напряжения в семье имеет тенденцию к нарастанию и, в конце концов, может привести к формированию наркотической зависимости у подростка.

Представители гуманистического направления в психологии рассматривают нарушение супружеских отношений как недостаток удовлетворения потребности в эмоциональных отношениях. Они делают попытки анализа семьи в целом, проводя аналогию со структурой невротической личности, используя категорию защитных механизмов в семье.

Для того, чтобы предотвратить осознание негативных аспектов жизни, на уровне семейной системы формируются защитные механизмы (семейные мифы, иррациональные убеждения и т.д.). Защитные механизмы основаны на расщеплении: если у супругов дисгармонии сходны, то причины отвергаемых аспектов семейной жизни обнаруживаются вне дома. Если дисгармонии различны, каждый из партнеров неосознанно поддерживает в своем супруге или ребенке те качества, которые соответствуют его собственным подавленным тенденциям. Существование таких семейных защитных механизмов приводит к тому, что даже явные признаки наркотизации ребенка остаются очень долго "не замеченными" родителями.

Без проблем и конфликтов ни в одной семье обойтись невозможно. Зачастую даже «умные и мудрые» взрослые не знают, как поступить в той или иной ситуации, как разрешить конфликт. Предлагаем Вам побыть психологами и разобраться в алгоритме разрешения конфликта. Эта несложная формула очень результативна и помогает не только решать конфликты, но и корректировать поведение так, чтобы их предотвратить.

Алгоритм решения конфликтной ситуации

Первый этап условно называется «стоп!» и направлен на оценку воспитателем ситуации и осознание собственных эмоций. Этот этап необходим для того, чтобы не навредить ребенку по­спешными действиями и не осложнить отношения с ним. Толь­ко в тех случаях, когда ситуация представляет опасность для жизни и здоровья ребенка, нужно действовать быстро и решительно. Но такие ситуации встречаются не так часто, поэтому во всех остальных случаях рекомендуется, воспользовавшись паузой, спросить себя: «Что я сейчас чувствую?», «Что я сейчас хочу сделать?», «Что я делаю?», после чего необходимо перейти ко второму этапу.

Второй этап начинается с вопроса «почему?», задаваемого воспитателем самому себе. Суть данного этапа заключается в ана­лизе мотивов и причин поступка ребенка. Это очень важный этап, так как именно причины определяют средства педагоги­ческого воздействия. Чтобы правильно определить мотивы по­ведения ребенка, воспитателю необходимо уметь понимать язык невербального общения (демонстративный, вызывающий взгляд; скучающий или сосредоточенный на чем-то вид и т. д.).

Третий этап заключается в постановке воспитательной цели, формулируется в виде вопроса «что?» — «Что я хочу полу­чить в результате своего педагогического воздействия?» (чув­ство страха у ребенка или осознанное чувство вины). Воспитательное воздействие должно быть направлено не против личности ребенка, а против его поступка. Ребенок дол­жен четко осознавать, что именно в этот раз он поступил пло­хо. Важно показывать ребенку в каждом конкретном случае, что Вы принимаете его таким, какой он есть, понимаете его, но в то же время не одобряете его действий. Такой подход, не уни­жая и не принижая ребенка, способен вызвать в нем положи­тельное поведение.

Четвертый этап заключается в выборе оптимальных средств для достижения поставленной воспитательной цели и отвечает на вопрос «как?» — «Каким образом достичь желаемого резуль­тата?». Продумывая способы и средства достижения педагоги­ческого воздействия, воспитателю необходимо оставлять свободу выбо­ра за ребенком. Профессиональное и личностное мастерство  проявляется в умении со­здать такие условия, чтобы ребенок мог сделать выбор, а не за­ставлять ребенка поступать как нужно. Исходя из этого, можно предложить несколько вариантов ребенку, но самым привлека­тельным для него сделать оптимальный вариант и тем самым помочь сделать правильный выбор.

Пятый этап — это практическое действие воспитателя. Данный этап является логическим завершением всей предыдущей ра­боты разрешения конфликтной ситуации. Именно на этом этапе реализуются воспитательные цели через определенные средства и способы в соответствии с мотивами ребенка. Успех практического действия воспитателя будет зависеть оттого, насколь­ко точно он смог сформулировать воспитательную цель, на­сколько правильно выбрал оптимальные способы достижения поставленной цели и насколько умело воплотил их в реальном  процессе общения.

Шестой этап — заключительный в алгоритме решения конфликтной ситуации. Он представляет собой анализ воспитательного воздействия и позволяет оценить эффективность общения воспитателя с детьми, сравнить поставленную цель с до­стигнутыми результатами и сформулировать новые перспек­тивы.