Боевое прикладное движение - Учебное пособие (Виткевич Н.Н.)

3.6.оперативный технико-тактический раздел единоборческой системы fighting motion

Мы уже отмечали, что технику и тактику отделить друг от друга очень трудно. Техника формируется уже с учетом стратегической и тактической идеи той или иной единоборческой системы. Тактические схемы в свою очередь, создаются комбинированием технических элементов, приемов. Можно сказать, что между техникой и тактикой складываются и действуют причинно-следственные отношения в обе стороны.

Между тем, в целях детального структурирования учебного материала, мы вынуждены отдельно изложить и описать как технику, так и тактику системы Fighting motion, что создает угрозу абстрактной схематизации и отрыва их друг от друга.

Решением данной проблемной ситуации выступает разработка промежуточного, оперативного технико-тактического раздела, выполняющего функцию диалектической меры, то есть количественного качества или качественного количества. В оперативной разработке как раз и происходит сопоставление, приспособление, взаимоувязывание технических приемов и тактических схем между собой, исходя из задач их применения в конкретных условиях спортивно-боевого взаимодействия.

Конечно, для обеспечения грамотной оперативной работы уже должно присутствовать знание тактики, но для удобства педагогической подачи материала, мы несколько изменим дидактическую логику.  В начале, изложим общие рекомендации по оперативно-установочным вариантам практического использования ударной и блокирующей техники, а также техники смещений и уклонов. И только на основании общей оперативной разработки, то есть на основе практического спаррингового опыта, станем формулировать тактические линии и схемы поведения бойца. Так это будет и понятнее, и сообразнее с педагогическими принципами перехода от простого к сложному, от конкретного -  к абстрактному, от частного – к общему.

3.6.1. Общие принципы оперативной технико-тактической разработки. Итак, приступим к последовательному изложению оперативного технико-тактического раздела единоборческой системы Fighting motion.  В принципе, одну и ту же оперативную обстановку можно трактовать, «прочитывать» по-разному, исходя из трех различных стратегических замыслов:

 - установки на активную оборону;

- ориентации на наступление (перманентные, не прекращающиеся, постоянные атакующие действия);

- ставки на контратаку.

В истории  военного дела эти три вида стратегии ведения войны наглядно представлены и детально описаны. Примером активной обороны выступает окопная война 1914  - 1918 годов, вошедшая в историю как Первая мировая.  Иллюстрацией чисто наступательной стратегии служат планы молниеносной кампании фашистской Германии в годы Второй мировой войны, позволившие разгромить Францию и Польшу. А лучшим доказательством преимущества контратакующей стратегии являются шедевры маршала СССР Г.К.Жукова, приведшие к уничтожению Квантунской группировки японских войск, к Сталинградскому котлу, в котором нашли свою гибель немецко-фашистские войска маршала фон Паулюса, к победам в ряде других сражений, одержанным прежде всего, благодаря правильно выбранным и блестяще приведенным в исполнение стратегическим решениям.

Общая и, практически, инвариантная оперативная ситуация спортивно-боевого взаимодействия двух или более бойцов, которая для людей, лишенных навыков активной медитации и диалектического мышления представляется ситуацией противодействия Я и не-Я, имеет вид круговых пересекающихся зон реального поражения противников.

Вокруг каждого бойца на 2 – 2,5 метра во все стороны распространена условная зона реального поражения, в пределах которой любой человек уязвим перед простым, элементарным, одинарным (одноточечным) атакующем воздействием. За границей этого круга атака обязательно должна усложняться, отягощаться какими-то дополнительными техническими эффектами, иначе она не достигает цели. Соответственно, атакующий имеет несколько вариантов оперативного внедрения в зону реального поражения противника, а атакуемый располагает несколькими методами недопущения такого проникновения. Вот тут, при выборе нужного варианта побуждающего деятельностного стимула и ответной реакции и возникает проблема стратегического решения, сопровождающаяся использованием тех или иных тактических средств, адекватных данной оперативной обстановке.

Сразу же хотим оговориться, что в чистом виде долго и при том эффективно «работать» не может ни один стратегический замысел. Во-первых, он обязан постоянно учитывать действия оппонента, реагировать на их изменение. Иначе противник сумеет приспособиться к Вашему поведенческому стереотипу и обойти, обмануть его, навязав Вам свою волю и оперативную инициативу. Во-вторых, Ваш стратегический замысел должен сам по себе отличаться определенным многообразием, сложностью, завуалированностью, в противном случа6е, разгадав его, соперник сможет не просто сломать, а даже использовать его в своих целях.

Поэтому одним из основных принципов победоносного боя выступает его оперативность, то есть многогранность,  изменяемость  стратегии и тактики адекватно сложившейся  оперативной обстановке, ситуации спортивно-боевого взаимодействия.

Рассмотрим специфику оперативной работы с каждым из трех «чистых» или «простых» стратегических замыслов. Начнем с анализа установки на активную оборону. Прежде всего, что такое активная оборона? В отличие от обороны пассивной, когда боец только защищается (в контексте единоборства – пытается закрыться, блокировать атаки оппонента), при активной обороне он постоянно реагирует ударом на удар, приемом на прием, а периодически и развивает свой успех, стараясь отбросить противника. Но, с другой стороны, в отличие от контратакующего стиля, единоборец, находясь в активной обороне, только «огрызается», отбивается, не пытаясь перехватить инициативу и перейти к атаке. Обороняющийся довольствуется лишь выталкиванием, вытеснением, возвращением агрессивного соперника за линию границы своей зоны реального поражения, предоставляя тому возможность, практически, безнаказанно вновь и вновь искать лазейки для атакующего проникновения, вновь и вновь в одностороннем порядке испытывать на прочность оборону бойца, противостоящего, но, фактически, не противодействующего экспансии. Периодические секундные всплески активности уже в счет не идут и автоматически начинают восприниматься как данность самой обороны, которую привычно ожидают и также привычно под нее адаптируются. Например, на море многие люди любят подныривать под набегающую волну, привычно и спокойно, игнорируя ее ударную силу. Как бы ни была высока волна, для опытного ныряльщика она перестает быть опасной. Другой пример. Некоторые молодые люди испытывают удовольствие, как бы в шутку задирая детей или молоденьких девушек, толкая их, дергая за нос, волосы, одежду. Потом они со смехом подставляют руку или спину под слабенькие удары кулачком или ладошкой, прекрасно понимая, что эти ударчики не несут для них никакой существенной угрозы. Такова на деле и активная оборона, рано или поздно приводящая если не к собственному поражению, то уж точно к усилению наглости и активности нападающего.

Но как оперативный фрагмент активная оборона очень даже полезна. В дозированном, разумном ограниченном применении она позволяет восстановить силы, вымотать противника, изучить его атакующий стиль и излюбленные технические приемы – коронки, а самое главное – заставляет агрессора поверить в собственную безнаказанность и притупить его бдительность. Вот дальше стратегию и тактику боя следует менять в корне, если Вы, конечно, хотите добиться победы, а не просто тренируете ученика или коллегу.

Как оперативный фрагмент, активная оборона может осуществляться тремя тактическими способами. Первым, самым простым и, одновременно, самым опасным для обороняющегося тактическим методом выступает примитивная очередность защитных и атакующих действий. Представьте себе двух воинов, вооруженных мечами и щитами, поочередно, рубящих друг друга. Удар принимается на щит. Ответный удар может отражаться щитом, но может и отбрасывать вооруженную руку в сторону, освобождая коридор для новой атаки. Есть огромная разница между простой подставой щита под меч врага и активной работой щита по отводу меча противника. Но пока отводная работа щита еще не превышает критериев активной обороны. Вот если бы ударами щита по горлу или голове воина дополняли меч, вот тогда это стало бы уже превышением активной обороны и выходом на другой стратегический уровень. Итак, первым тактическим способом активной обороны является блокировка ударов нападающего, диахронно  сопровождающаяся последующим ударом в качестве ответа.

Вторым активным тактическим методом выступает жесткая оборона границы своей зоны поражения. Любая попытка соперника ударом или просто смещением проникнуть в зону пресекается на корню немедленным встречным ударом. Заметим, что ответное встречное атакующее действие не является ни контратакой, ни атакой как таковыми. Это всего лишь акт активной обороны, имеющий лишь одну задачу – «отмахнуться», «пресечь», «не допустить», «отбросить». Задача целенаправленного поражения агрессора не ставится. Перед нами скорее проявление отчаяния и страха, нежели силы и уверенности. Главная слабость второго тактического хода, как впрочем, и первого, заключается в предсказуемости, стереотипности ответа обороняющегося. Хотя второй способ, несомненно, более агрессивен и продуктивен, но только по сравнению с первым.

Третий тактический ход активной обороны, как это ни странно, выглядит безобидней и пассивней, чем методы, изложенные выше. Но, по своей сути, именно третий вариант активной обороны является и самым эффективным. Его эффективность определяется уже тем, что подготавливает условия для перехода к атаке или контратаке и требует, в силу своего подготовительного – переходного характера, гораздо более высокой квалификации бойца-танцора.

Сущность описываемого тактического метода заключается в постоянном и тщательном сохранении статуса неприкосновенности границ своей зоны реального поражения путем смещения в зеркальном отражении по отношению к любым действиям оппонента. Что бы не пытался проделать Ваш соперник, он не должен войти в Вашу зону. Мало того, посредством Ваших микросмещений Вы постоянно должны возвращать его к первоначальной позиции, с которой он начинал атаку. Таким образом, Вы превращаетесь в постоянно ускользающую мишень, по которой работать становится абсолютно бесперспективно. Для такого случая народ и придумал пословицу: «Близок локоть, а не укусишь!». Именно такую тактику следует применять, желая соответствовать принципу «непротивления злу насилием» в контексте боевого противостояния (взаимодействия).

Указанная тактика при всех своих преимуществах тоже не без слабостей. Ее целесообразно применить лишь в тех случаях, когда Ваше пространство, время и силы носят неограниченный характер. Например, когда Вы отбиваясь от явно уступающих Вам по квалификации, по силе и скорости противников, находитесь на ровном открытом пространстве (поле, улица, зал, стадион) и, не желая их калечить, ждете подкрепления в лице, скажем, оперативной группы или спецназа. Или просто ждете, когда же у нападающих, наконец, проснутся разум и совесть. А теперь представьте себя в ринге или в подъезде дома. Свобода маневра сильно ограничена: один – два шага и Вы упираетесь в канаты или в стену. Еще хуже, если Вас загнали в угол. Тогда все: ни о какой активной обороне уже и речи быть не может, да, и Ваши атакующие, контратакующие возможности при таком варианте развития событий уже сильно ограничены или сведены к нулю.

Поэтому в качестве оперативного фрагмента даже самый эффективный из трех, последний тактический метод осуществления стратегической установки на активную оборону применим лишь в локальное время в центре площадки для боя. Рекомендуемое время – не более 20 секунд, рекомендуемое пространство смещения – в пределах одного метра, иначе противник успеет подстроиться и сумеет развить атаку.

Перейдем от оперативного анализа к описанию самих оперативных технико-тактических приемов,  иными словами, поняв – что делать, следует уяснить – как делать.

Первый тактический способ активной обороны подразумевает отработку и использование следующих двигательных технико-тактических операций. Боец, осуществляя фоновые челночные перемещения в области центра ринга или площадки, принимает на блоки одиночные атакующие удары оппонента. Прием осуществляется посредством отводящих и синтетических усиленных блоков двумя руками, а также блоков – сбивов руками и ногами. Блоки – подставки можно применять лишь против ударов руками. Удары ногой на средней дистанции подставки уже не выдерживают. Сразу после каждого приема нужно отвечать своим ударом, не давая противнику перейти к серийной атаке. Если ему это удастся, то Ваша блокировка «захлебнется» уже при втором – третьем атакующем действии.  

    Технико-тактические операции второго тактического метода активной обороны подразумевают под собой тупое отмахивание одиночными ударами, то есть точечное ударное воздействие на входящего в зону противника, причем, учитывая значительную дистанцию, в основном ногами. Оборонительное или ударное воздействие может сопровождаться или предваряться стэповым изменением положения, стойки. Замирать боец может лишь на секундное – двухсекундное мгновение, иначе он уже будет не способен на взрыв, на скоростную, ускоренную работу. Помешает выделение молочной кислоты. Поэтому боец должен постоянно «качать раму», совершать пружинистые покачивания, используя колено и стопу в качестве естественных амортизаторов.

Технико-тактические операции по третьему тактическому варианту активной обороны требуют «отработки» и применения приема «зеркало». Любой стэп или удар противника, как правило, сопровождается неким смещением, изменением позиции. Это изменение должен четко фиксировать и нивелировать (сводить к нулю) ваш стэповый ответ. Подчеркиваем, только стэповый, без удара. Смещение атакующего оппонента вперед должно отражаться смещением обороняющегося бойца назад, уход вправо – уходом влево, пространственное отклонение влево – отклонением вправо, отступление на шаг назад – наступлением на шаг вперед. Задача сохранить первоначальную позицию неизменной. Отработку лучше всего начинать с одиночных стэпов в режиме одноточечной активной медитации. По мере развития моторики можно начинать комбинировать стэпы, постепенно переходя к скользящей активной медитации, то есть к свободному перемещению на «чувстве противника» (автоматическом, точном интуитивном чувстве дистанции, позиции).

Следующий стратегический замысел – ориентация на наступление – возвращает нас к исследованию все той же оперативной ситуации пересекающихся зон реального поражения. При схватке с опытным единоборцем основной задачей атакующего бойца является неожиданное для оппонента по времени и углу вектора атаки проникновение в зону реального поражения и нанесение максимального условного или оговоренного правилами фактического, действительного ущерба. Разумеется, при минимальных собственных потерях. Для решения поставленной задачи  можно предложить для практического использования несколько тактических методов.

Первое. Можно «махнуть рукой» на собственное здоровье, проигнорировать и стратегию, и тактику вместе взятые и попробовать просто и тупо, используя свою массу и наступательный напор, проломиться сквозь защиту соперника, действуя по принципу «танки грязи не боятся». Таким образом можно оказаться в плену у самой худшей из всех потенциально возможных тактических разработок наступательного стратегического замысла. Мы имеем массу свидетельств совершенно «бесшабашного, истинно мужского» на словах и необдуманного на деле, примитивного оперативно-тактического моделирования, приводящего к самым серьезным травмам и переломам, в первую очередь, у самого атакующего бойца. Мало утешения, на наш взгляд, единоборцу, которого уносят на носилках, в похвалах его самурайскому духу. Уж лучше было бы назвать данную тактику – тактикой камикадзе.

Тем не менее, даже такая наступательная тактика имеет свои рациональные резоны и практические плюсы. Например, когда боец уже травмирован и сил у него осталось на последний прорыв. Когда противник умел и подвижен, но не очень «духовит», поэтому может «прогнуться, потеряться», не выдержать решительного волевого и силового давления. Наконец, когда предложенный размен кажется оправданным по тем или иным причинам.

В качестве оперативной технико-тактической разработки в данном случае рекомендуется использование атакующих серий по три и более ударов руками и ногами, сметающих оборонительный заслон и освобождающий директриссу, линию – коридор кратчайшей и эффективнейшей атаки. Здесь есть смысл говорить сразу о нескольких принципах атакующего воздействия. Во-первых, о принципе максимального разброса атакующих действий. Обычно, даже в спортивном поединке в нашем распоряжении имеются шесть основных траекторий атаки (прямая, под углом справа, под углом слева, причем на уровне головы и живота). Противник уподабливается мешку – марионетке: предыдущим ударом по защите вызываем ее усиление, последующим атакуем открывшуюся при этом точку, зону, третьим – сметаем противника, используя шоковый эффект и заминку в реакции обороняющегося от проведения второго удара. Так Ваш оппонент оказывается под градом сыплющихся на него со всех сторон, снизу и сверху ударов, слишком мощных, чтобы их можно было просто принять на блоки – подставки.

Недостаточность блоков – подставок (да и блоков – сбивов) в данном конкретном оперативно – тактическом случае нападения обусловлено вторым принципом  - правилом атакующего воздействия, то есть принципом роста  силы и скорости ударной серии от первого к последнему ее элементу. Усиление и ускорение, направленные к концу атакующей серии, превращают последний удар в финальную, контрольную  точку в разгроме защиты противника. Поэтому этот финальный элемент должен быть самым опасным, например, направленным в уже ничем не защищенную голову обороняющегося. В качестве финального удара серии обычно используют разворотный диагональный удар ногой (6 – голова), прямой (А – голова) или боковой (В – голова) удар рукой (кулаком), а  также удар в голову локтем («плечо» или «предплечье»). Предпочтение того или иного финального технического элемента определяется дистанцией поражения и сложившимся состоянием защиты противника.

Нагнетание поражающих качеств от начала к концу атакующей серии происходит, как правило, за счет использования третьего принципа атакующего воздействия, принципа естественной спирали. Удары в атакующей серии должны комбинироваться друг с другом так, чтобы они вытекали один из другого естественным, с точки зрения общей инерции движения, образом. В качестве исторического аналога указанного принципа может служить колесо лидийской колесницы, снабженное несколькими серповидными ножами и по ходу движения режущее ноги пехоте и кавалерии противника.

Всего в арсенале Fighting motion предлагаются 15 типичных серийных атак, соответствующих трем описанным принципам атакующего воздействия.

Вторым тактическим способом воплощения наступательного стратегического замысла выступает «тактика маятника». Она заключается в постоянном маятниковом перемещении атакующего бойца, входящего в зону реального  поражения и тут же выходящего из нее; либо смещающегося влево/вправо, избегая попасть под удар обороняющегося соперника; либо развивающего атаку, если последний замешкался, опоздал с реакцией отбива, ликвидацией нарушителя границы зоны.

Есть три основных оперативно-тактических способа проникновения в зону реального поражения противника (исключая уже разобранный выше способ с использованием атакующих ударных серий). Первый способ – стэповый. Все стэпы – смещения делятся на вводящие в зону и выводящие из нее или из-под удара «хозяина» зоны. Вариантов наиболее часто практикуемых двойных или двусложных стэпов насчитывается до десяти и более.

Второй способ проникновения в зону реального поражения – прыжково – подъездной. С помощью техники ударов в прыжке, на подскоке, в смещении – подъезде можно войти в зону быстро и относительно для себя безопасно за счет резерва сэкономленного использованием данной техники времени. Экономия времени достигается двумя факторами: переходом от размеренной, монотонной челночной работы к взрыву – ускорению, а также включением  удара уже в сам прыжок, подскок, подъезд. Длина пробега вперед во втором случае существенно увеличивается. Боец за ту же единицу времени покрывает гораздо большее расстояние, увеличивая скорость и уменьшая время сближения с соперником.

Интересно, что главным ориентиром применения этой оперативной разработки (как, впрочем, и любой другой оперативной разработки вообще) является реакция противника, причем, не сама по себе, а достигнутая по ходу спортивно-боевого взаимодействия. Увеличение силы, скорости, уменьшение времени  атакующего воздействия имеют смысл лишь чисто практически, ситуативно. Абстрактное использование этих моментов, вне механизма освобождения коридора и открытия зоны поражения, как уже отмечалось, не просто абсурдно, но и очень опасно для самого атакующего. Здесь могут быть две типичные ошибки: увлечение скоростью и провисание, проваливание в ударе.

Увлечение скоростью приводит к бессмысленной бомбардировке еще защищенных зон – точек на теле противника, к измельчению, излишней детализации атакующей серии и потере ею ударной мощи от излишнего количества ударов.

Провисание, проваливание в ударе – весьма распространенное явление у единоборцев, практикующих высокую или длинную прыжковую технику, применяющих мощные проносные удары без возвратного движения бедра, путающих прямые, угловые и круговые траектории ударов.

Проваливаясь или провисая в ударе, атакующий боец рискует потерять инициативу, открыться, превратиться в легко доступную мишень для хладнокровного, контратакующего противника.

Варианты эффективного проникновения в зону реального поражения на основе использования прыжково-подъездного оперативно-тактического способа зависят от вида и специфики применяемого удара.

Третьей оперативной разработкой тактики маятника, используемой в стратегии наступления выступает финтовый способ. Из всех трех указанных оперативно-тактических способов он, на наш взгляд, самый перспективный по нескольким причинам. Во-первых, позволяет изматывать соперника, экономя при этом собственные силы. Во-вторых, воплощает в себе и стэповую, и прыжково-подъездную технику, добавляя к ним еще и финтовую составляющую. В-третьих, именно от него можно оттолкнуться, переходя от одного стратегического замысла к другому, например, от нападения – к активной обороне или к контратаке. Суть излагаемого способа в следующем: на фоне перманентных (перетекающих друг в друга) стэповых челночных передвижений боец постоянно угрожает сопернику ударом, путая и пугая его различными ложными выносами бедра, колена, плеча, локтя, завлекая обманными движениями и просто пассивными позами, демонстративно открывающими ту или иную якобы незащищенную зону, область, точку. Разводя противника шагом, движением, позой, боец раздергивает обороняющегося, заставляет его суетиться и за этой суетой проглядеть, пропустить неожиданный мощный атакующий удар или сминающую растерявшегося оппонента ударную серию.

Техника финта многогранна. Ее разнообразие определяется задействованной анатомической частью тела и степенью проявления двигательного действия. В зависимости от степени двигательной активности можно выделить, собственно, финты (активные обманные двигательные действия, манипуляции) и пассивные раскрытия (позы – ловушки, провоцирующие на то или иное оборонительное действие, реакцию с тем, чтобы использовать их  в интересах последующей атаки).

Таким образом, финты – это разводы, обманы посредством ложных стэпов, выносов бедра и колена, плеча и локтя, ложных ударов ногами и руками. Они  имеют три задачи:

- выведение противника из равновесия, раздергиванием его обороны;

- провокационное вытягивание его на себя, чтобы атаковать раскрывшегося в ударе, в движении соперника;

- маскировка, прикрытие собственной реальной атаки целым облаком, туманом сложных, якобы начинающих атаку движений.

Рекомендуемые элементы финтовой оперативной техники не слишком многочисленны, но при определенной комбинаторике способны успешно выполнить возложенные на них задачи.

Итак, финтовый способ оперативной технико-тактической разработки вплотную приближает нас к рассмотрению специфики оперативного управления боем на основе контратакующего стратегического замысла.

Можно спорить по поводу причисления контратаки к стратегии или к тактике спортивно-боевого взаимодействия. На наш взгляд, целесообразно изучать контратаку в трех ее ипостасях: как стратегическую идею, как тактическое направление, как оперативную разработку (тактически обусловленную и практически обоснованную ситуативную технику, то есть технику, рожденную самой ситуацией, практикой контактного боя).

Рассматривая контратаку в качестве стратегического замысла, возникает соблазн назвать ее смешанным стратегическим видом, сочетающим в себе элементы обороны и наступления. Однако это не так. По большому счету, контратакующая стратегия в чистом виде не выводится ни из оперативной активно-оборонительной, ни из оперативно-наступательной доктрины. Контратака есть новое стратегическое качество, несводимое ни к какому другому направлению стратегического мышления. Ее своеобразие в отличии от статичности обороны или целенаправленной прямолинейности наступления заключается в максимальной согласованности действий обоих участников спортивно-боевого взаимодействия, в ориентации на общее видение, общий ход развертывания единоборческой ситуации, а не на замысел того или иного другого противника. В данном смысле контратакующая стратегия рождается благодаря диалектическому подходу и практике фрагментарной и скользящей активной медитации.

В качестве тактики контратака в Fighting motion реализуется двумя способами (методами): методом опережения и методом преемственности. Ни в том, ни в другом случае она не напоминает оборонительный отбив или наступательный прорыв, потому что осуществляется не на уровне столкновения зрелых, сформировавшихся жестких технических форм – приемов, а на уровне бесформенного.

При оперативном использовании тактического метода опережающей контратаки нужно действовать таким образом, чтобы атакующий технический прием противника еще не набрал силу, не успел сформировать жесткую структуру, не показал своей зрелой формы. Тогда его будет легко нейтрализовать еще в зародыше, воспользовавшись разницей траекторий атакующего и контратакующего движений, а, следовательно, и разницей во времени, которое требуется для подъема и группировки ударной конечности с последующим выполнением приема. Чтобы обеспечить опережение и приоритет над действием оппонента, нужно контратаковать даже не на начало его движения, а на желание ударить, на блеск в глазах, появляющийся в предвкушении атаки.

Наиболее типичные оперативные варианты опережающих контратак в силу требуемых от них остроты и пространственно-временной точности нуждаются в особо тщательной и длительной отработке.

Оперативная разработка второго тактического способа проведения контратаки, наоборот, требует выждать до определенного момента, пока сила и порыв атакующего действия не иссякнут, пока поступательное движение не превратится в возвратное, а конечность, выполняющая хлыстообразный удар не начнет сгибаться, приближаясь к своей конечной группировке. Короче говоря, пока форма удара атакующего противника не утратит свою жесткую структуру и не перейдет в аморфное, бесформенное состояние на излете. Вот тут то и следует произвести контратаку на открывающегося и находящегося в положении неустойчивого динамического равновесия противника, еще не закончившего своей атаки.

Контратакующие оперативные комбинации суть явление гораздо более сложное, чем любая описанная выше техника. Поэтому все 15 вариантов рекомендуемых контратакующих разработок необходимо «ставить» только с очень опытным тренером.

 

3.6.2. Особенности оперативной технико-тактической

разработки боя на ножах

В основе предпочтения той или иной стратегии, тактики для ведения спортивно-боевых действий заложены многие факторы. Главными из них являются тип и характер используемых средств защиты и нападения, а также позиция противоборствующих сторон, определяемая в частности, взаиморасположением и дистанцией между ними. Указанные факторы тесно зависимы друг от друга, что отражается давно известной в теории и практике единоборств дистанционной концепцией боя.

Собственно говоря, для того, чтобы понять разницу между безоружным и вооруженным поединком не нужна и эта концепция. Достаточно опыта  и логического мышления. Даже на интуитивном уровне ясно, что в случае применения бойцами холодного оружия, например, ножа, общая оперативная ситуация спортивно-боевого взаимодействия (противодействия) претерпевает определенные изменения. Эти изменения недостаточны для существенной метаморфозы общей оперативной схемы, но все-таки они есть и с ними следует считаться. Поэтому при  всей базовой технико-тактической общности, согласованности всех трех уровней системы боевого прикладного движения, между ними есть и различия, носящие как физический, так и психологический характер.

Наибольшей спецификой отличается третий уровень рассматриваемой системы, то есть бой на ножах. Уяснив для себя его особенности, будет гораздо легче понять и своеобразие второго, смешенного уровня – уровня боя безоружного бойца с вооруженным ножом  оппонентом. Указанное обстоятельство стало решающим при определении последовательности изложения учебного материала.

Что можно сказать об особенностях оперативной технико-тактической разработки боя на ножах? И почему, собственно, дуэль на ножах, а не на рапирах, шестах, дубинках, пистолетах?

Начнем с ответа на второй вопрос. В современном мире, как и много веков назад, нож остается наиболее распространенным оружием ближнего боя, нивелирующим разницу  в силе, массе, а в разумных пределах и численности противников. Нож компактен, легко скрывается в складках, карманах одежды, в обуви, в сумках и портфелях, просто в рукаве или руке. Он не привлекает к себе особого внимания со стороны правоохранительных структур в силу разнообразного бытового назначения. Итак, по многим статьям нож заслуживает права считаться усилением человеческих возможностей и грозным средством самозащиты.

С другой стороны, нож всегда выступал оружием темных улиц и подворотен, то есть оружием всякого рода воров и бандитов. Именно с ножом хулигана многим из нас приходилось или, к сожалению, придется встретиться в самой обычной гражданской, мирной жизни. И было бы совсем не лишним уметь владеть ножом, особенно если в силу определенных причин Вам случится  отобрать его у нападающих и против них же применить. Однако при всех своих плюсах, нож и сам по себе, и как любое оружие вообще, имеет ряд минусов, недостатков. Делающий ставку на нож человек, почти всегда путает, забывает, что опасен не сам нож, а тот, кто им владеет, что простое ношение ножевого оружия автоматически не делает его владельца сильнее, а наоборот, ослабляет, ограничивая и количество бьющих конечностей, и число вариантов выбора адекватного по ситуации поведения. Владелец ножа (правда, в меньшей степени, чем владелец пистолета, карабина, автомата) начинает сразу же считать себя охотником, оставаясь, в большинстве случаев, той же дичью, жертвой, но уже утратившей внимание, бдительность, то есть ослабленной и потому легко доступной. Кроме того, еще не переступивший законы морали и общества человек однозначно испытает психофизические сложности, столкнется с мешающими эффективно применить нож факторами духовно-нравственного порядка. Только человек до конца, до самого момента возникновения экстремальной ситуации об этом точно знать не будет. Озарение, как правило, становится неприятной, а для многих и последней неожиданностью.

Есть три типа людей, применяющих нож:

- убийцы и преступники, для которых подобный опыт привычен;

- дилетанты, не имеющие нужного опыта и гибнущие при возникновении минимального сопротивления;

- функционеры, тренирующиеся с ножом не ради его применения, но с целью достижения мастерства владения, а потому и рассматривающие бой на ножах не как подготовку к убийству, а как разновидность искусства.

 У функционеров нет и быть не может моральных запретов и угрызений совести по поводу применения ножа. Их рефлексы, сформированные в процессе длительных занятий на основе активной медитации моторны, действуют вне и независимо от разума, запускаются и останавливаются лишь сигнальной установкой на начало и конец боя.

Насколько и в чем реальный убийца и функционер могут превосходить один другого? Очевидно, полный и окончательный ответ на поставленный вопрос мы не получим никогда, но ясно одно: противостоять убийце сколько-нибудь достойно и эффективно может либо другой убийца, либо опытный, зрелый функционал. Поэтому выбор ножа как боевого оружия третьего уровня системы боевого прикладного движения отнюдь не случаен.

Исходя из особенностей общей оперативной обстановки ножевого боя, выделяют те же самые описанные выше три вида стратегического замысла. Учитывая, что нашей задачей является организация эффективной самозащиты, мы предпочтем один из контратакующих стилей ножевого боя, практикуемый в мире под названием филиппинского. Нужно оговориться, что имеется в виду не истинно, а псевдофилиппинский стиль, используемый в подготовке некоторых американских и западноевропейских спецподразделений и получивший свое название из-за соответствующего хвата ножа.

«Филиппинский» стиль боя на ножах в очень большой степени построен на тех же основах, что и спортивное фехтование на саблях и рапирах. Он создан для правшей, то есть бойцов, использующих правую руку в качестве основной и, соответственно, практикуется в правосторонней базовой стойке. Правая (она же передняя) рука вооружена ножом. Левая – выполняет функции защиты, отвлекающего фактора и силовой поддержки.

«Филиппинский» стиль как контратакующая стратегия подразумевает под собой возможность применения трех тактических приемов – методов: жесткой встречи, паса (пропуска) и следования.

Тактика «жесткой встречи», «паса (пропуска)» и «следования» имеет как общие черты, так и свои особенности. Общими для всех трех тактических методов чертами, помимо контратакующего характера, выступает фундаментально заложенный в них принцип единства трех ударов: превентивного, основного, контрольного.

Превентивный удар, как правило, ориентирован на подрезку вооруженной кисти атакующего противника (хотя есть и исключения). Основной удар оправдывает свое название. Он направлен на шею или внутренние, жизненно важные органы человеческого тела с целью условной или реальной ликвидации оппонента. Контрольный удар нужен для подстраховки основного, увеличения скорости и масштаба разрушительного воздействия. Кроме того, на контрольном ударе происходит погашение инерции движения, связывающего в единую последовательную цепочку все три ударных технических элемента.

Общим для указанных тактических способов (методов) является и минимизированная система стэпов – микросмещений. По сути дела, в оперативной разработке ножевого боя с применением  филиппинского захвата ножа используются всего три-четыре вида микросмещений.

Стэп № 1 в практике третьего уровня Fighting motion отличается некоторым своеобразием. Он также обеспечивает волнообразное возвратно-поступательное колебательное движение тела, но в очень мелком диапазоне. боец как бы часто-часто топчется на одном месте, включая в режим движения все тело. Особенной жизнью живут руки, постоянно совершающие, на первый взгляд, хаотичные, а на самом деле системные кругообразные манипуляции в горизонтальной и в вертикальной плоскостях. Мельтешение пальцев защитной руки дополняет сложность базовой диспозиции, которая требуется для запутывания оппонента, отвлечения его внимания от направления главного удара или для раздергивания его психики и побуждения к потере осторожности, к переходу в атаку.

Для резкого сокращения дистанции до противника и нанесения ему укола в область живота или шеи используется глубокий выпад на переднюю ногу (стэп – выпад вперед, разновидность стэпа №1). Для ухода с директрисы (линии эффективной траектории удара) практикуется стэп - запятая передней или задней ногой, а также циркулярный шаг. (стэп-уход- разновидность стэпа №9). Данные стэпы позволяют не только выйти из-под удара атакующего ножа соперника, но и значительно усилить свой контратакующий выпад за счет толчка от тазобедренной области, волной перетекающего в плечо и локоть.

В целях гарантированного выхода из-под атакующего укола или длинной подрезки в пах, низ живота, применяется микросмещение назад с неглубоким выпадом на заднюю ногу. При этом живот как бы втягивается, а тело выгибается дугой, оставляя в месте прогиба лишь пустоту и манипулирующие руки (стэп – выпад назад – разновидность стэпа №3).

И, наконец, против укола в шею очень эффективен уклон влево с одновременным стэпом в эту же сторону и превентивной подрезкой в область паха, но внутренней части бедра противника (стэп-уклон – разновидность стэпа № 7). Кстати сказать, данный стэп с уклоном влево – это уже не общая, а частная, принадлежащая тактике паса (пропуска) оперативная разработка.  Таким образом, отметив общие черты, мы можем перейти к оперативно-тактическим частностям.

Что из себя представляет оперативная диспозиция тактического метода жесткой встречи? Жесткая встреча осуществляется комбинированным действием обеих рук, усиленным массой выводимого из-под атакующего удара тела. При этом Вы оказываетесь по отношению к плоскости атаки где-то под углом 90°, режете кисть и тут же прихватываете место пореза своей свободной ладонью, перекрывая директриссу и перехватывая контроль за вооруженной конечностью оппонента. Фиксируя руку противника с ножом, Вы наносите основной и контрольный контратакующие удары. Данная оперативная диспозиция, соответственно, располагает своими  основными контратакующими сериями  ударов ножом.

При оперативной развертке тактического метода пас (пропуск) перехвата свободной ладонью запястья вооруженной руки оппонента не требуется. Здесь другой подход: уклоняясь, смещаясь от удара противника, Вы, одновременно, режете его атакующую кисть (запястье) движением своей вооруженной руки, направленным в диаметрально противоположную сторону. После этого, слегка подстраховывая подрезанную руку соперника, Вы добиваете его основным и контрольным ударами. Число комбинаций приемов способом пас (пропуск) приблизительно равно числу комбинаций приемов способом жесткой встречи.

Оперативная работа по тактическому методу следования также имеет свою специфику. Выполняя, как и в предыдущем случае, уклон, смещение от атакующего ножа оппонента, Вы круговым движением своей вооруженной кисти вниз и на себя освобождаетесь от перспективы столкнуться с бьющей рукой соперника, затем резко ускоренно нагоняете и режете запястье (кисть) этой руки, после чего добавляете основной и контрольный удары в плановые, типовые области поражения. Здесь число комбинаций ударов ножом относительно невелико, а по своему составу эти комбинации напоминают серии первых двух оперативных методов (способов).