Римское право - Учебное пособие (Ульянцев В.Г.)

2. правовое положение физических лиц

а) Правоспособность как мера свободы и несвободы

Важная особенность римского права состояла в том, что не только одной из главных, но первой категорией его было лицо (persona). Вот как это отражено в Дигестах (Д.1.V.) «1.(Гай). Все право, которым мы пользуемся, относится или к лицам, или к вещам, или к действиям. 2. (Гермогениан). Так как все право установлено для людей, то сначала мы будем говорить о положении лиц, а потом о прочих предметах... 3. (Гай) Основное деление, относящееся к праву лиц, заключается в том, что все люди суть или свободные, или рабы». 

Итак, главный принцип определения статуса личности в римском праве это то, что одни люди выступают как субъекты права (свободные), другие - как объекты права (рабы). В связи с этим вырабатывались определения свободы и рабства: «(Флорентин). Свобода есть естественная способность каждого делать то, что ему угодно, если это не запрещено силой или правом. § 1. Рабство есть установление права народов, в силу которого лицо подчинено чужому владычеству вопреки природе...»

Отсюда - свобода есть мера автономного поведения, рабство - мера дозволенного поведения. Юридическим выражением и того и другого выступает категория правоспособность. Иными словами, правоспособность - это мера свободы или зависимости человека. В римском праве, с его беспощадной последовательностью в проведении собственных принципов, это было особенно очевидно: наличие или отсутствие правоспособности означало наличие или отсутствие свободы. Более того, полнота правоспособности обеспечивала ту или другую степень независимости человека в римской общине, ибо она была связана с правовыми состояниями (status) человека: состоянием свободы (status libertatis), состоянием гражданства (status civitatis), семейным состоянием (status familiae).

Только тот, кто обладал всеми тремя состояниями был полностью правоспособным. Отпадение какого-либо состояния уменьшало объем правоспособности. Отсутствие всех трех состояний означало, что человек является рабом.

 

б) Состояние свободы

Как было отмечено, с точки зрения состояния свободы, все население делилось на свободных и рабов. В Институциях говорится (I.Кн.1.V.5): «В положении рабов нет никаких различий; в положении же свободных существуют большие различия; именно: они или свободнорожденные или вольноотпущенные». Следовательно, рассматривая объем правоспособности с точки зрения данного статуса, необходимо знать правила, регулирующие положение указанных трех групп населения.

 

(1) Свободнорожденные и вольноотпущенные

Свободнорожденные (ingenue) - это те, кто рождаются свободными. Но в общине, где взаимодействуют свободные и рабы, это казалось бы ясное утверждение, требует уточнений: кто по закону считается рожденным свободным?

Институции устанавливают принцип, что брак двух свободных создает свободнорожденного (I.Кн.1.IV): «Свободнорожденным бывает тот, кто тотчас по рождении свободен, будь то от брака двух свободнорожденных или вольноотпущенных, или от одного родителя вольноотпущенного, другого свободнорожденного».

Если же один из родителей раб, то действует принцип, что дитя следует состоянию матери: если она свободна, то свободен родившийся. Дигесты (1.V.) содержат правила, детализирующие этот принцип применительно к возможному изменению состояния матери в период от зачатия до родов: «5. (Марциан) § 2. Свободнорожденные - это родившиеся от свободной матери; достаточно, чтобы она была свободной во время рождения, хотя бы она зачала, будучи рабыней. И наоборот, если она зачала, будучи свободной, а ко времени родов сделалась рабыней, то признано, что рожденный является свободным независимо от того, зачала ли она, состоя в законном браке или вне брака, ибо бедствия матери не должны вредить тому, кто находится во чреве... 7. (Павел). Кто находится во чреве, охраняется, как если бы он находился среди людей, поскольку дело идет о выгодах самого плода...».

Вольноотпущенные (libertinis) - это люди, отпущенные на свободу из законного рабства. Институции следующим образом описывают способы отпущения на свободу (I.Кн.1.V): «Производится отпущение на свободу многими способами: именно, или согласно священным постановлениям, в церковных собраниях, или посредством виндикты, или в присутствии друзей, или письменно, или посредством духовного завещания, или посредством другой какой угодно последней воли...»

Вольноотпущенники не приобретали всей полноты правоспособности хотя бы потому, что становились в положение клиентов своих бывших хозяев - патронов. Более того, были предусмотрены случаи, когда допускалось возвращение их в рабское состояние. Долгое время существовали различия в правовом положении вольноотпущенников. В значительной степени эта пестрота статусов была упразднена в эпоху Юстиниана, о чем свидетельствуют Институции (I.Кн.1.V): «...мы, стремясь в нашем человеколюбии все упорядочить и привести в лучшее состояние, исправили этот недостаток... так как еще с колыбели города Рима существовала одна простая свобода, т.е. та, которой обладал отпускающий на волю, разве только с тою разницей, что отпускаемый на волю считается, конечно, вольноотпущенником, хотя бы отпускающий на волю и был свободнорожденным».

 

(2) Правовое регулирование рабского состояния

Рим являлся тем государством, в котором античное рабство достигло наиболее полного развития в своей бесчеловечности и жестокости. Но одновременно, именно в Риме сложилась система правовых норм, скрупулезно регулирующих рабское состояние, а именно: правила об основании возникновения и прекращения рабства, о личном и  имущественном положении рабов.

Основания возникновения рабского состояния бывали различны в разные эпохи: для древности характерна продажа в рабство за долги, обращение в рабов общины лиц, совершивших тяжкие преступления; с течением времени главным основанием становится захват в плен в условиях войны. В Институциях основания возникновения рабского состояния описаны лаконично и исчерпывающим образом (I.Кн.1.III): «Рабами, однако, или рождаются, или делаются. Рождаются они от наших рабынь; делаются же рабами или по законам общенародного права, т.е. вследствие плена, или по законам цивильного права, когда, например, свободный человек, старше 20 лет, позволил выставить себя на продажу для получения части покупной платы».

Основаниями прекращения рабского состояния являются смерть или отпущение на свободу.

Основные принципы регулирования личного и имущественного аспектов рабского состояния ясно изложены в следующем фрагменте Дигест (Д.1.VI.1.): «(Гай) § 1. Находятся во власти хозяев рабы, и эта власть относится к праву народов: ибо у всех народов мы можем одинаково наблюдать, что хозяева имеют над рабами власть жизни и смерти; и то, что приобретается посредством раба, приобретается господином».

Из приведенного следует, что право не признает за рабом атрибутов личности: раб есть вещь (servi res sunt); право хозяина - это право собственности на «говорящее орудие». Следовательно раб не может иметь семьи, не может создать брака, не может иметь детей. Даже если господин за ненадобностью оставляет раба, он не обретает личности, но становится бесхозяйной вещью (res nullis), и любой вправе завладеть ею. В древности господство над рабом ничем не было ограничено: раба можно было продать, подарить, сдать в наем, обменять на что угодно; можно было убить и по любому поводу наказывать (Катон Старший, при всем величии этой незаурядной личности, наказывал ремнем прислуживающего за столом всякий раз, когда допускалась малейшая оплошность и держал рабов в такой строгости, что один из них повесился, когда узнал, что хозяин не одобрил совершенную им сделку).

Серьезной драмой римской общины и, стало быть римского права, оказалась попытка согласовать несогласуемое: отношение к рабу, как к вещи, и - восприятие раба как человеческой личности. Такая проблема становилась не только перед Римом. Законодательство Моисея решало ее на основе национального принципа: личность признавалась только за соплеменниками израильтян (Левит. Гл.25: (39) «Когда обеднеет брат твой и будет продан тебе, то не налагай на него работы рабской. (40) Он должен быть у тебя как наемник, как поселенец; до юбилейного года (т.е. 21 год) пусть работает у тебя... (43) Не господствуй над ним с жестокостью, и бойся Бога своего. (44) А чтобы раб твой и рабыня твоя были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у народов, которые вокруг вас... (46) Можете передавать их в наследство и сынам вашим по себе: вечно владейте ими как рабами. А над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом, не господствуйте с жестокостью»).

Под влиянием гуманистических представлений эллинизма, а в последующем под воздействием христианского благовестия, римляне попытались решить эту универсальную проблему античности на основании естественного права («...по естественному праву все рождались свободными ... неизвестно было и рабство...; и хотя все мы по законам естественного права называемся одним именем «люди», однако по законам общенародного права явилось три рода людей: свободные..., рабы..., вольноотпущенные...»).

В позитивном праве это выразилось в принципах, которые были сформулированы в конституциях императоров. Общим образом они так изложены в Дигестах (Д.1.VI. §2) (Гай): «Но в настоящее время никому, кто находится под римским владычеством, не позволено свирепствовать в отношении рабов сверх меры и без причины, признанной законом. Ибо, согласно конституции божественного Антонина, тот, кто без причины убьет раба, наказывается не в меньшей степени, как если бы убил чужого  раба. И большая жестокость господ наказывается согласно конституции того же принцепса».

В этих правилах причудливым образом переплетается забота о личности раба (следовательно, он уже не просто вещь), с обеспокоенностью за сохранность главной производительной силы общества (ибо жестокость карается по правилам возмещения вреда за порчу чужого имущества, не более того); и, наконец, вырабатывается поразительный в своей универсальности правовой принцип: «для государства выгодно, чтобы никто не злоупотреблял предоставленным ему правом» (I.Кн.1.VIII.2)

Регулирование имущественного положения рабов в древности определялось таким принципом квиритского права: «действия раба могут улучшать, но не ухудшать положение господина». Следовательно, все, что раб создает или приобретает своими усилиями, превращается в собственность хозяина; но если раб нанес кому-то урон, причинил ущерб, то никто не несет ответственности: раб - потому, что вещь не может отвечать, хозяин - в силу указанного принципа.

Однако, условия хозяйственной системы, в которой решающее значение имела разнообразная деятельность именно рабов (в качестве управляющих различных предприятий, капитанов торговых судов, учителей и наставников в разных отраслях наук и ремесел, экономов сельскохозяйственных поместий и пр.) приводили применение этого принципа к абсурду: торговый оборот оказывался неопределенным, так как большое число сделок не было снабжено ответственностью (cum servo nulla actio est).

Откликом на эту проблему явилась выработка претором особых исков, посредством которых ответственность за действия рабов возлагалась на их господ. Тем самым право косвенным образом признавало квази-правоспособность рабов, поскольку связывало с их действиями определенные юридические последствия.

Практически наиболее важными из указанных исков были: иск в размере пекулия (actio de peculio), иск из действий приказчика (actio institoria), иск из действий капитана (actio exercitorio). Общее описание их приводил Гай в своих Институциях: «Кн.4. (70) ...если по приказанию отца или господина будет совершено юридическое действие, то претор составляет иск в полной сумме против отца и господина, да это и правильно, так как тот, кто таким образом совершает юридическое действие, скорее полагается на добрую совесть отца или господина, чем сына или раба. (71) На этом же основании претор установил и два других иска: exercitoria и institoria; первый имеет место тогда, когда отец или господин назначил сына или раба капитаном корабля, и когда с ним вступили в сделку относительно предмета, над которым он назначен начальником. Так как, по-видимому, даже этот предмет стал предметом юридического отношения по воле отца или господина, то претор считал справедливым дать (против него) иск на полное удовлетворение... Exercitoria же иск называется потому, что тот, кому принадлежит ежедневный доход от корабля называется exercitor. Формула же называемая Institoria, имеет место тогда, когда кто-либо поручает заведывание таверной или каким-нибудь промыслом своему сыну или рабу и когда с ним будет заключен какой-либо договор по поводу того дела, для которого он назначен. Этот иск называется institoria потому, что тот, кто назначается заведующим таверной называется institor; и сама эта формула составляется in solidum т.е. на целостное удовлетворение».

Подтверждение и более детальное определение этих исков содержится в Дигестах (Д.15.I.) 1. (Ульпиан)... § 1. Этот эдикт является тройным, ибо иск возникает или из пекулия, или вследствие того, что имущество поступило в имущество господина, или вследствие того, что договор с подвластным заключен по приказу (господина). § 2. Слова эдикта таковы: «В отношении совершения сделки с тем, кто находится во власти другого лица» ...§ 4. Если заключен контракт с несовершеннолетним сыном семейства или рабом, то дается против господина или отца иск о пекулии, если их пекулий увеличился. ...4. (Помпоний). В пекулий входит не то, чему раб ведет счет отдельно от господина, но то, что господин сам отделил, различая свой счет и счет раба. Ибо так как и господин может отнять весь пекулий от раба, или увеличить пекулий, или уменьшить его, то следует обращать внимание не на действия раба, но на то, что сделал господин для установления пекулия раба. ...5. (Ульпиан)... § 4. ...Туберон определяет пекулий как нечто такое, что раб с позволения господина имеет отдельно от господских счетов с вычетом того, что является предметом долга господину».

Приведенные фрагменты - лишь малая часть правового материала, объем которого свидетельствует о широком применении пекулиарных отношений и детальном их регулировании. Это, в свою очередь, означает, что право, исходя из потребностей реального хозяйственного оборота, вынужденно было фактически признавать правоспособность рабов (других подвластных лиц).

 

в) Состояние гражданства

Для римского государства, как впрочем повсюду в древнем мире, было характерно неравенство правового статуса проживающих в нем свободных людей. Выше отмечалось, что само становление римской государственности происходило под влиянием острой сословной борьбы.

Полноправными членами общины являлись римские граждане (Cives Romani), которые обладали всеми политическими и имущественными правами. Гражданам принадлежало активное и пассивное избирательное право (ius sufragio и ius honorum), что позволяло им участвовать в политической жизни общины, а также право заключать любые сделки, следовательно, самостоятельно участвовать в хозяйственном обороте (ius cоmmercium) и - правом создавать римскую семью, что являлось основанием для передачи гражданских прав потомкам (ius connubium).

После того, как в IV в. до Р.Х. гражданство расширилось слиянием патрициата и плебса, в Риме надолго сохранялось правовое различие между гражданами и латинами (latini); наряду с этими двумя сословиями в государстве проживал значительный слой иностранцев (peregrini).

Латинами признавались жители тех латинских общин, которые первоначально входили в конфедерацию Латинский союз, а также тех, которые были присоединены к Риму в результате войн и дипломатических акций, посредством которых вся Италия оказалась под властью Рима. Большинство этих общин пользовалось правами местного самоуправления, но не участвовали в политической жизни государства, так как не располагали политическими правами римского гражданства. Латинам было предоставлено право совершать сделки (ius commercium), следовательно они могли участвовать в экономической жизни страны. Но создавать римскую семью они не могли, так как не располагали ius connubium, следовательно их статус неполноправных жителей государства переходил от поколения к поколению.

Отдельные пожалования права римского гражданства производились только по отношению к некоторым выходцам из латинских общин за особые заслуги перед римским государством.

После Ганнибаловой войны (т.е. в конце III- начале II в. до Р.Х.) юридическое неравноправие римских граждан и латинов усугубилось экономическим гнетом, что не могло не вызвать недовольства у населения латинских общин. Накапливаясь, оно выливается в гражданскую («Союзни-ческую») войну 90 - 89 гг. до Р.Х. В результате этой войны, в качестве одного из оснований для ее прекращения, практически все свободное население Италии получает права римского гражданства.

В последующем статусом латинов наделяются некоторые общины, расположенные за пределами Италии, а также определенные категории вольноотпущенных в самой Италии.

Процесс распространения римского гражданского состояния завершается в 212 г., когда эдиктом принцепса Каракаллы права римского гражданства получает все свободное население громадной империи. Тем самым, по существу, упраздняется правовая категория латины, закреплявшая в течение многих веков политическое и гражданское неравноправие жителей страны.

Длительный процесс ликвидации различных сословных групп, такого деления населения, которое предполагало юридическое неравенство различных классов, происходил под влиянием политических потребностей растущего государства, а также экономических реальностей развивающегося товарного производства. Заслугой римского права является то, что оно смогло выработать соответствующий этим потребностям и реалиям принцип равенства правоспособности всех свободных людей.

 

г) Семейное состояние

Как отмечалось выше, основой всего римского общественного устройства была семья. Без принадлежности к семье, через нее - к роду, нельзя было стать гражданином. Поэтому семейное состояние, так же как  состояние гражданства и свободы, служило естественной предпосылкой правоспособности.

Римская семья длительное время сохраняла свой сугубо патриархальный характер. Это был замкнутый и закрытый для внешнего мира круг лиц, абсолютным владыкой и единственным представителем которого во внешних отношениях был домовладыка, глава семейства (paterfamilias). Власть его (manus, или иначе -  patria potestas) по отношению ко всем, кто составлял семью (familia) была юридически ничем не ограничена. Он был вправе судить, наказывать, продавать в рабство, отдавать в кабалу, казнить любого члена семейства; только ему принадлежало право собственности на имущество семьи. Таким образом, именно отец семейства обладал полной правоспособностью, был лицом своего права (persona sui iuris).

Вот как об этом говорится в Дигестах (Д.1.VI.4.): «(Ульпиан). Из римских граждан некоторые суть отцы семейства, а некоторые - сыновья семейства, некоторые матери семейства, некоторые - дочери семейства. Отцы семейства - это те, которые обладают своей властью, будь они совершеннолетние или несовершеннолетние; подобно этому, матери семейства, сыновья семейства и дочери семейства находятся в чужой власти. Ибо тот, кто рождается от меня и от моей жены, находится в моей власти; также тот, кто рождается от моего сына и его жены, т.е. мой внук или внучка, также в моей власти и правнук, и правнучка и т.д.».

Отсюда следует, что прочие члены семьи: супруга (uxor in manu mariti), дети (filii), дети сыновей и пр. являются лицами чужого права (persona alieni iuris), следовательно, объем их правоспособности значительно менее объема правоспособности отца семейства. Будучи, свободными, обладая статусом гражданства, они, тем не менее находятся в подчинении и это налагает на их поведение существенные ограничения.

Такое положение сохраняется в течение длительного времени, а в отношении детей - до эпохи Юстиниана, о чем свидетельствует следующее положение Институций (I.Кн.1.IX.): «2. Право же родительской власти, которую имеем над детьми, свойственно только римским гражданам; ибо нет никакого народа, который бы имел такую власть над детьми, какую имеем мы, римляне».

 

д) Утрата и умаление правоспособности. Умаление гражданской чести

Поскольку полнота правоспособности зависела от наличия трех состояний (свободы, гражданства и семейного состояния), утрата всех или некоторых из них приводила к уменьшению объема правоспособности (capitis deminutio). Римское право предусматривало три степени умаления правоспособности: наибольшее (capitis deminutio maxima), среднее (capitis deminutio media) и наименьшее (capitis deminutio minima). Вот как об этом сказано в Институциях (I.Кн.1.XVI): «Изменения правоспособности есть перемена прежнего положения, и оно происходит тремя способами: оно бывает наибольшим или меньшим, которое некоторые называют средним, или же наименьшим».

Наибольшее умаление правоспособности имело место тогда, когда свободный гражданин терял свободу, то есть становился рабом в результате военного пленения, продажи в рабство за долги, самопродажи в рабство. Естественно, что при этом человек терял все имущественные и личные права.  

Среднее умаление правоспособности наступало тогда, когда гражданин, при сохранении свободы терял право римского гражданства. Это могло происходить при изгнании гражданина за пределы государства в качестве санкции за совершение некоторых преступлений (что традиционно обозначалось термином «лишение огня и воды»). Однако утрата гражданства наступала и при добровольной эмиграции, приобретении статуса латина, что могло быть по самым разным мотивам, в частности, для приобретения провинциальной собственности.

При смене семейного состояния происходило минимальное уменьшение правоспособности. При этом лицо своего права подпадало под власть другого лица: при замужестве женщины, которая до вступления в брак была самостоятельна, при усыновлении гражданина бывшего лицом своего права.

Положение человека в римском обществе определялось не только правоспособностью, но и состоянием гражданской чести, точнее - состояние чести (status dignitatis) оказывало влияние на объем правоспособности.

Римское право различало  лишение чести и умаление чести. Лишение чести являлось результатом такого уголовного наказания, в результате которого утрачивалось римское гражданство. Умаление чести проявлялось в двух формах: infamia и turpitudo.

Инфамией признавалось такое умаление чести, которое наступало в результате предосудительного с точки зрения общины поведения лица (бесславное удаление из легиона, лжесвидетельство, обвинение по т.н. инфамирующим искам - из договора товарищества, хранения, поручения; за недобросовестность в делах опекунства, за воровство, грабеж, насилие и пр.). Лицо, подвергнутое инфамии не могло занимать почетных должностей в общине (то есть лишалось пассивного избирательного права), не могло становится опекуном, поверенным, не могло наследовать по завещанию, не могло привлекаться в качестве свидетеля. Таким образом, фактически инфамия вела к существенному ограничению общественной активности субъекта.

Turpitudo - результат презренного, с точки зрения общины образа жизни человека (занятие ремеслом актера, сводничеством, проституцией).

 

е) Правовое положение детей, душевнобольных и расточителей. Опека над женщинами

Самостоятельное осуществление прав и несение обязанностей требует определенной зрелости воли и развитости рассудка, а эти качества зависят от возраста и психического здоровья человека.

В зависимости от возраста, все лица делились на совершеннолетних (puberes) и несовершеннолетних (impuberes). Совершеннолетие наступало в 14 лет для мальчиков и в 12 лет для девочек. С этого возраста свободный римский гражданин приобретал полную правоспособность и если не находился во власти отца семейства был вправе самостоятельно участвовать в гражданском обороте.

Очевидно, что в таком возрасте отсутствует достаточный жизненный опыт, практические знания и критический взгляд на вещи, отсюда - неизбежные ошибки, совершение сделок в ущерб себе и пр. Однако квиритское право не содержало средств защиты от собственных ошибок, от обмана, от принуждения совершить невыгодную сделку. Обращения молодых людей к претору с просьбой о защите нарушенных прав, привели к выработке особого средства защиты - реституции (restitutio) (Д.4.I.) «1.(Ульпиан). ...В этом титуле претор многократно приходит на помощь людям, сделавшим промах, или обманутым, или потерпевшим ущерб вследствие страха, либо (чужого) лукавства, либо возраста, либо своего отсутствия... 3. (Модестин). Претор обещает восстановление в первоначальное положение во всех случаях на основании исследования дела...».

Итак, реституция - это восстановление в первоначальное положение, то есть приведение сторон сделки в такое имущественное положение, в котором они находились до совершения сделки.

Вот как говорится об этом в Дигестах (Д.4.IV.1): «(Ульпиан). Следуя естественной справедливости, претор установил этот эдикт, путем которого он предоставил защиту юным, так как всем известно, что у лиц этого возраста рассудительность является шаткой и непрочной и подвержена возможностям многих обманов; этим эдиктом претор обещал им помощь и защиту против обмана. § 1. Претор постановил в эдикте: «Я буду обращать внимание сообразно с характером дела на то, что, согласно показаниям, будет совершено с лицом, не достигшим возраста в 25 лет».

Таким образом, преторская защита, предоставляемая хотя и совершеннолетним, но недостаточно зрелым людям, привела к установлению того, что в современном праве обозначается термином «частичная дееспособность».  Но одновременно, введение реституции внесло неопределенность в гражданский оборот: ведь лицо, вступая в сделку с молодым человеком не могло быть уверено в ее результате. Чтобы избежать этого, молодые люди стали прибегать к помощи попечителя (curator), одобрение которым сделки придавало ей бесповоротный характер. Это обыкновение распространилось настолько широко, что превратилось в норму: «Таким образом, в настоящее время лица моложе указанного возраста (25 лет) направляются (в своих делах) помощью попечителей, и до достижения этого возраста им не должно вверяться управление их делами, хотя бы они хорошо вели свои дела». (То же самое, но более категорично установлено в Институциях (I.Кн.1.XIII): «Совершеннолетние мужчины и женщины, способные к брачной жизни, имеют попечителей вплоть до двадцатипятилетнего возраста; хотя они лица и совершеннолетние, но находятся в том возрасте, когда не могут сами блюсти свои интересы».)

Предоставляя или ограничивая самостоятельность, римское право учитывало не только возраст, но также психическое и физическое состояние лица. И хотя не существовало таких понятий как лишение, ограничение дееспособности, фактически, установлением над больными попечительства (сura) признавалась недопустимость самостоятельного участия таких лиц в гражданском обороте. В этом смысле к больным приравнивались расточители - лица, которые в силу слабости воли склонны к неразумному расходованию средств в ущерб себе и семьи. Соответствующие правила содержатся в Институциях (I.Кн.1. XXIII): «3. Равным образом, сумасшедшие и расточительные, хотя бы они и были старше 25 лет, находятся по закону XII таблиц на попечении агнатов... 4. Должно назначать попечителей над умалишенными и глухими, и немыми, и страдающими хронической болезнью, так как они не могут следить за своими делами».

С глубокой древности и вплоть до эпохи принципата самостоятельность женщин ограничивалась тем, что она должна была находится под опекой: либо отца семейства, либо супруга, либо даже своих сыновей или ближайших родичей. Объяснялось это тем, что природные легкомыслие и доверчивость женщин облегчает введение их в заблуждение в самых разных обстоятельствах гражданского оборота.

 

2. Правовое положение объединений (союзов)

а) Возникновение правосубъектности союзов

Субъектами права в Риме были не только отдельные физические лица, но и их объединения. Подобные образования имели широкое распространение во все периоды римской истории, однако детальной регламентации их статуса римское право не выработало; не существовало даже единого родового термина для обозначения подобных субъектов права, каковым в современном праве является термин юридическое лицо.

Тем не менее, именно римскому праву принадлежит заслуга придания объединениям юридических черт субъекта права.

Со времени принятия законов XII таблиц появляются различные союзы: профессиональные и религиозные коллегии. Регулирование имущественных отношений внутри этих союзов и с третьими лицами строилось на основании договора товарищества (societas). В XII таблицах устанавливалось право членов коллегий заключать между собой любые соглашения, лишь бы это не нарушало общественного порядка.

Однако договор товарищества только лишь объединял имущество или усилия товарищей, но не создавал устойчивого субъекта гражданского оборота: перед третьими лицами выступал товарищ, а не товарищество в целом; не существовало и отдельного имущества, принадлежащего самому товариществу; жизнь товарищества зависела от воли отдельных товарищей, так как выход одного из них прекращал объединение. Но интересы оборота требовали большей стабильности объединений, большей определенности их правового положения, обеспеченности интересов кредиторов.

Очень медленно в праве складывается принцип нераздельности имущества союза, обособленности его от имущества его членов; признается независимость жизни объединения от жизни и деятельности его членов. Эти тенденции означали фактическое признание некоторых элементов правоспособности за объединениями.

В древности сама римская община пользовалась некоторой имущественной правоспособностью. Однако не существовало различия между государством, как политическим союзом и государством, как субъектом имущественных отношений: республиканская казна (aerarium Saturni) не была самостоятельным учреждением и одни и те же магистраты осуществляли и политические функции, и вступали от имени общины в сделки с частными лицами. Споры из таких сделок разрешались не в обычном гражданском порядке, а в рамках административного производства. Таким образом, как и право в целом, юридический статус государственного союза характеризуется единством публично-правового и частноправового начал. Данное единство прослеживается в самом обозначении этого союза - Res publica (общее достояние).

Наряду с государством рано стали пользоваться самостоятельной правоспособностью городские общины - муниципии. Это были те присоединенные к Риму латинские, этрусские, греческие, кельтские общины, за которыми было сохранено право внутреннего самоуправления.

По-видимому достаточно рано потребовалась большая определенность участия общин в гражданском обороте. Это и понятно: общины обладали имуществом, необходимым для ведения городского хозяйства, вступали в многочисленные сделки с подрядчиками, поставщиками и пр. Возникавшие в связи с этим споры должны были рассматриваться в обычном порядке, но квиритское право допускало в качестве истца или ответчика только отдельного гражданина; следовательно, община в целом не могла отстаивать свои интересы в суде.

Этот недостаток был устранен претором, который стал предоставлять иски общинам (в лице назначенных представителей - actores) и против них. Практика применения этих исков выработала такие правовые нормы, которые свидетельствуют о признании общины (муниципии) в качестве единого и самостоятельного субъекта права. Соответствующие нормы закреплены в Дигестах (Д.3.IV): «2. (Ульпиан). Если должностное лицо муниципии или какая-либо совокупность назначают представителя (actor) для предъявления иска, то не следует говорить, что это нужно рассматривать как сделанное несколькими лицами: ибо он выступает в интересах общины (res publica) или в интересах совокупности, а не в интересах отдельных лиц. ...7. (Ульпиан). Как претор дает иски от имени граждан муниципии, он также справедливейшим образом считает, что и против них (может быть предъявлен иск)».

Предоставив общине (и против нее) иск, претор вполне легализовал участие в обороте особого субъекта права - объединение физических лиц, которое действует вполне самостоятельно и независимо от тех людей, которые его образуют. Такой субъект сам, то есть на свое имя, приобретает права, самостоятельно исполняет обязанности и несет ответственность по долгам; естественно, для этих целей объединение должно располагать собственным имуществом, на которое никто другой, в том числе члены объединения, прав не имеют.

б) Виды объединений

В приведенном фрагменте Дигест обращает на себя внимание то, что Ульпиан говорит о «муниципиях» и о «какой-либо совокупности». Это означает, что преторский эдикт распространялся не только на муниципии, но и на другие объединения, обладавшие такими же свойствами самостоятельности и устойчивости. Это понятно, так как в республиканский период корпоративная жизнь процветала: наряду с древними жреческими коллегиями, существовали многочисленные профессиональные и торговые объединения (цехи кондитеров, медников и пр., союзы торговцев хлебом, вином, общества откупщиков и т.п.). Естественно, что регулирование их участия в обороте осуществлялось по модели, выработанной для муниципий.

Подтверждением тому является следующий фрагмент из Дигест (Д.3.IV.): «1. (Гай)... § 1. Те, которым разрешено образовать союз под именем коллегии, товарищества или под другим именем того же рода, приобретают свойство иметь по образцу общины (res publica) общие вещи, общую казну и представителя (actor) или синдика, посредством которых, как и в общине, делается и совершается то, что должно делаться и совершаться сообща».

Многочисленность и многообразие объединений объясняются тем, что долгое время в Риме не существовало каких-либо ограничений на их образование (фактически действовал принцип свободы ассоциаций). Однако в период цезарианской революции и последовавших гражданских войн, подобная свобода открывала широкие возможности для политических интриг. Юлий Цезарь запретил все объединения кроме жреческих коллегий и древних цехов. При Октавиане Августе, в период стабилизации политической жизни и народного хозяйства, возрождается и корпоративная жизнь, но принцип свободы ассоциаций заменяется разрешительным порядком образования союзов: создание объединения допускается с разрешения сената или принцепса. В Дигестах на этот счет есть следующий фрагмент (Д.3.IV): «1. (Гай). Не предоставляется всем вообще учреждение (право учреждения) ни товарищества, ни коллегии, ни союза (corpus), ибо и законами, и сенатусконсультами, и конституциями принцепсов это дело ограничивается. В силу весьма редких причин разрешаются союзы этого рода. Например, разрешено образовывать союз участникам в сборе государственных налогов или для разработки золотых приисков или серебряных рудников и соляных варниц. Равным образом в Риме существуют некоторые общества, которые утверждены в качестве союзов сенатусконсультами и конституциями принцепсов, как-то: пекарей и некоторых других (ремесленников) и союзы корабельщиков, которые существуют и в провинциях».

В начале периода принципата к муниципиям и различным союзам корпорациям), в качестве особого субъекта оборота добавляется императорская казна - фиск (fiscus). Начало этому было положено разделением провинций на провинции сената (provincia senatoria) и провинции принцепса (provincia Caesaris). Наряду с бывшей республиканской казной (aerarium) образовалась императорская казна (fiscus), куда стали стекаться доходы с провинций и иные поступления исключительно принцепсу. Постепенно фиск превратился в гигантскую организацию - совокупность имуществ (плантаций, сооружений, рабов, мастерских - как правило, военного назначения, рудников и пр.). Участие фиска в гражданском обороте регулировалось на тех же принципах, что и участие муниципий и корпораций. Таким образом возник своеобразный субъект права - не объединение физических лиц, но организационно оформленная совокупность имуществ.

Долгое время в обороте действовали такие объединения (корпорации), целью которых было доставление прибыли участникам посредством осуществления какого-либо предприятия или спекуляции. Таких объединений, которые занимались бы общественно полезной деятельностью не существовало. С распространением в стране христианской религии, реализация идей милосердия, пожертвования имуществ нуждающимся или обществу, потребовали формирования таких объединений, целью которых было бы предоставление материальных и духовных благ третьим лицам. Само укрепление церкви, накопление ею богатств, потребовали признания за нею прав субъекта оборота для того, чтобы предоставить возможность совершать сделки, приобретать имущества по завещаниям.

Так возник особый вид объединений, которые в отличие от коммерческих корпораций в последующем получил общее обозначение учреждения. С утверждением христианства (в особенности после Миланского эдикта 313 г.) возникает множество учреждений: убежища для бедных, больницы, приюты для странников, для престарелых, сиротские дома.

Таким образом, длительная практика участия в гражданском обороте объединений, выработала основные представления об этом особом субъекте права. Во-первых, был установлен порядок образования объединений - посредством разрешения со стороны государства. Во-вторых, выработаны основные типы объединений: коммерческие союзы - корпорации (в виде муниципий, профессиональных коллегий, торговых союзов, фиска) и - учреждения (объединения, имеющие целью оказание общественно-полезных услуг). Наконец, были обнаружены, хотя и не сведены в единое определение главные признаки этого субъекта права: это организация (объединение физических лиц или имуществ), которая обладает обособленным имуществом, имеет право самостоятельно выступать в гражданском обороте, а также искать и отвечать в суде.