Логика и основы аргументации - Учебное пособие (Тимофеев А.И.)

1. предмет аргументации

1.1. Общее определение аргументации

Аргументацию можно охарактеризовать, отметив ее следующие признаки. Аргументация – это способ рассуждения, в процессе которого выдвигается некоторое положение в качестве доказываемого тезиса: рассматриваются доводы в пользу его истинности и возможные контрдоводы; дается оценка основаниям и тезису доказательства, равно как и основаниям, и тезису опровержения (антитезису); опровергается антитезис; доказывается тезис; создается убеждение в истинности тезиса и ложности антитезиса как у самого доказывающего, так и у оппонентов (в том числе потенциальных, возможных); обосновывается целесообразность принятия тезиса с целью выработки активного отношения к реализации определенных программ, действий, вытекающих из доказываемого положения.

Интеллектуальной основой аргументации является логический принцип достаточного основания. Этот принцип выражает такое качество правильного мышления, как доказательность. Согласно этому принципу, для того чтобы признать какую-либо определенную мысль истинной, должно быть приведено достаточное основание. Принцип достаточного основания выражает требование наличия для каждой истины основания лишь в самом общем виде. Этот принцип не может указать, каким должно быть обоснование в каждом конкретном случае.

Центральная проблема аргументации состоит в актуализации факторов, которые обеспечивают превращение внешнего побуждения – сообщения аргументатора (лица, которое обосновывает тезис) во внутреннее побуждение реципиента (лица для которого обосновывается тезис) – в мотив той деятельности, которая необходима аргументатору.

В приведенной характеристике обрисована общая и в определенном смысле целостная картина аргументации. Однако следует иметь в виду, что в практике рассуждения не всегда в явной форме наличествуют все компоненты аргументации. Это зависит от аргументатора и его целей. Иногда аргументатор из прагматических соображений выдвигает на первый план то или иное структурное звено аргументации. Однако во всех случаях необходимо не только наличие всех элементов в аргументации (в явной или неявной форме), но они должны составлять единую систему, иначе аргументация может не выполнять поставленные перед ней задачи. Единство же ее элементов, ее системность имеют специфические выражения, обусловленные характером тех предметных областей, в отношении которых применяется аргументация.

Во всякой аргументации мы имеем дело, прежде всего, с доказательством. Аргументатор выдвигает какое-либо положение и посредством соответствующих аргументов старается его доказать. Здесь мы уже вступаем в сферу логики. Однако аргументация не ограничивается доказательством.

Аргументация охватывает не только сферу логического, хотя последняя так или иначе наличествует во всякой аргументации. Аргументатор, как правило, стремится не только доказывать, но и убеждать в истинности своего тезиса, в своей правоте. Здесь сфера логического пересекается со сферой психологического. Логика обращается к человеку как разумному существу, а психология принимает во внимание человека как отдельную личность.

Создание соответствующего убеждения у слушателя, оппонента, разумеется, не является простой задачей. На путях к решению этой задачи аргументатору требуется прибегнуть не только к логике, но и к целому арсеналу средств психологического воздействия. Это обстоятельство приводит к союзу логики и психологии.

Наличие психологического компонента в аргументации в виде выработки убеждения вовсе не означает, что аргументация перестает быть мыслительным процессом. Убеждение как психологическое состояние слушателя – это итог, который создается посредством мыслительных актов. Риторический элемент в аргументации следует в этом контексте трактовать как ее психологический компонент, как средство убеждения.

Таким образом, в аргументации необходимо различать две стороны: а) правильность мыслей самих по себе; в) то, в какой мере люди осознают эту правильность. В соответствии с этими двумя моментами, различение которых очень важно, применительно к каждому аргументативному рассуждению можно говорить, с одной стороны, о его доказательности, с другой – о его убедительности. Можно иногда заставить людей поверить в истинность неправильного рассуждения: оно будет убедительным, не будучи доказательным. Наоборот, идеально правильное, полностью свободное от каких-либо логических ошибок и поэтому, с логической точки зрения, доказательное рассуждение может оказаться для некоторых людей неубедительным. Это особенно часто бывает в тех случаях, когда то, что доказывается, противоречит чувствам, интересам и желаниям этих людей.

Доказать ложное утверждение нельзя, но убедить в его истинности можно. Именно этим различием между доказательностью и убедительностью издавна пользовались люди, которые хотели ввести в заблуждение других. Уже древнегреческие софисты эффективно умели пользоваться различием между доказательностью и убедительностью. Их софизмы в большинстве случаев являются убедительными, не будучи доказательными. При этом следует заметить, что людей легко обмануть тогда, когда они сами хотят быть обманутыми. Если какой-либо тезис имеет положительное значение для определенной личности, то он, как правило, принимается без критического анализа; когда же выдвигается тезис, воспринимаемый отрицательно, то доводы в его пользу должны быть очень сильными, чтобы он хоть как-то был воспринят.

Что касается целей воздействия, то в этом отношении аргументация может быть сходна с физическими способами воздействия, а также с воздействием посредством приказов, угроз, обещаний. Это имеет место чаще всего в тех случаях, когда целью аргументации является побуждение реципиента к совершению какого-либо конкретного действия или к предотвращению какого-то действия. Например, опасаясь, что ребенок упадет в лужу, вы можете физически предотвратить это событие, оттащив ребенка от нее за руку. Можно поступить и по-другому, имея в виду ту же самую цель: приказать ребенку отойти от лужи, пригрозить наказанием. Можно, однако, попытаться объяснить ребенку, что, упав в лужу, он простудится и заболеет, и потому следует быть осторожным. Лишь в последнем случае мы имеем дело с аргументацией. К настоящему времени в отечественных исследованиях аргументации сложилась устойчивая традиция рассмотрения в качестве непосредственной цели и результата аргументации изменение взглядов реципиента на рассматриваемый предмет.

Необходимость аргументировать возникает только тогда, когда человек придерживается иной точки зрения, чем та, которая имеется у аргументатора. Следовательно, цель аргументации – не информировать, а изменять какие-либо знания, мнения, привычки человека и т. п. Отсюда аргументативная коммуникация – это вид общения с целью изменения взглядов человека в ситуации его противодействия этим изменениям.

Нужно иметь в виду, что непосредственной целью аргументации не всегда является совершение реципиентом какого-либо действия или воздержание от этого действия. Часто непосредственной целью аргументации выступает принятие реципиентом некоторого утверждения, не связанного прямым образом с поведением реципиента, с совершением им каких-либо практических действий. Это имеет место, прежде всего, в тех случаях, когда речь идет о вопросах познавательного характера, при выдвижении и обосновании некоторых гипотетических положений в науках, абстрактных утверждений философского характера. Очевидно, что возможности прямого физического воздействия, угрозы, приказ или обещание в этих случаях если не полностью исключены, то, по крайней мере, очень ограничены.

В отличие от формулы “приказываю сделать то-то” формула “приказываю думать так-то” выглядит абсурдно. Разумеется, физические и командные методы могут оказывать довольно сильное воздействие на сознание человека, его взгляды и убеждения. Особенно заметны проявления этого влияния в отношении убеждений и взглядов политического и идеологического характера в тех случаях, когда система устрашающих действий, физических расправ с инакомыслящими способствует внедрению в сознание людей официальной идеологии. Отметим, однако, что, во-первых, предполагаемый эффект здесь достигается в результате системы действий, а не единичного действия, а, во-вторых, система устрашающих действий дополняется набором аргументов в пользу официальной идеологии, обосновывающих ее истинность, целесообразность, соответствие высшим человеческим ценностям и т. п.

Итак, хотя непосредственные цели аргументации нередко совпадают с непосредственными целями физических воздействий, угроз, команд и обещаний, это имеет место главным образом в отношении поведения реципиента, его практических действий. Что касается взглядов, мнений, убеждений реципиента, то здесь возможность непосредственного воздействия путем аргументации в целом значительно шире, чем возможности других упомянутых средств.

Говоря о цели аргументации, необходимо иметь в виду, что принятие реципиентом некоторого утверждения или совершение им некоторого действия является лишь непосредственной целью аргументации. Эта цель может быть включена в сложную систему других целей аргументатора. Если продолжить рассмотрение целей аргументатора в плане поиска ответа на вопрос, для чего аргументатору нужно, чтобы реципиент имел такое-то мнение, убеждение или совершил такое-то действие, то можно прийти к различным, иногда дополняющим, а иногда исключающим друг друга вариантам ответов. Например, аргументатор бескорыстно желает сделать истину достоянием реципиента; стремится вызвать некоторые эмоции (взволновать, заинтересовать, успокоить); побудить к определенным действиям ради общего блага или в интересах класса, группы, в личных интересах аргументатора, в интересах самого реципиента.

В плане целеполагания аргументация существенным образом отличается от таких средств воздействия на сознание и поведение людей, как произведения живописи, художественные тексты, музыка. Степень определенности непосредственной цели аргументационного воздействия значительно выше степени определенности непосредственной цели воздействия с помощью художественных средств. Речь идет именно об определенности цели, а не о силе и эффективности воздействия на сознание и поведение людей. Ведь воздействие художественного образа нередко оказывается несравнимо сильнее, чем воздействие множества рациональных аргументов.

Как было сказано, специфика аргументации как вида воздействия на человека определяется также наличествующими в сознании аргументатора представлениями о реципиенте, о его возможностях и правах. Для аргументации характерно представление аргументатора о реципиенте как находящемся вне сферы жесткого управления, как о субъекте, обладающем свободой воли в отношении принятия утверждений или совершения поступков, к которым стремится побудить его аргументатор. Реципиент в этом отношении наделяется правом отвергнуть утверждения аргументатора или отказаться от совершения соответствующего поступка. Мы прибегаем к аргументации, когда желаем определенным образом управлять действиями или взглядами другого человека, но не имеем средств для жесткого управления или имеем таковые, но не желаем ими пользоваться. Обращаться к кому-либо с аргументацией – значит рассматривать его как находящегося вне сферы жесткого управления и, следовательно, в действительности выводить его за рамки этой сферы. Мы даем ему возможность сопротивляться нам, и, как только мы лишаем его этой возможности, мы уже не аргументируем.

Аргументация содержит в себе риск провала, так же как любая игра всегда содержит риск поражения. Аргументация, в которой нам гарантирована победа, является аргументацией не больше, чем игра, в которой нам гарантирована победа, является реальной игрой.

Конечно, жесткие, вынуждающие способы воздействия на взгляды и поведение людей также не всегда являются эффективными, гарантирующими успех тому, кто их применяет. Можно не рассчитать свои силы, пытаясь физически воздействовать на противника, угроза может не возыметь должного действия, случается, что солдат не подчиняется приказу своего командира. С другой стороны, аргументационный способ управления в ряде ситуаций оказывается гораздо более эффективным, чем принуждение. Говоря о нежестком, невынуждающем характере аргументации по сравнению с физическими воздействиями или приказами, мы имеем в виду, прежде всего, то обстоятельство, что субъект деятельности, аргументатор, рассматривает реципиента как обладающего правом не принять аргументацию, в то время как, например, командир, отдающий приказ, рассматривает солдата как не имеющего права ослушаться. Таким образом, различие между аргументационными и неаргументационными воздействиями следует искать не столько в области эффективности, сколько в области свободы действия.

И в стремлении доказать истину, и в стремлении убедить речь идет о некоторых всеобщих духовных моментах сущности человека. В первом случае речь идет о знании, т. е. об объективной истине, а во втором случае – о вере, т. е. о субъективной истине. Вера предполагает наличие некоторых общественных идеалов и ценностей, в важности которых аргументатор уверен сам и пытается убедить реципиента. Но целью убеждения может быть и навязывание отдельного мнения, которое не обосновано ни объективно, ни субъективно, и аргументатор убеждает только ради своей индивидуальной выгоды.

Развиваемое в данном пособии понимание аргументации не предполагает непременной логической правильности рассуждения, реализуемого в аргументативном сообщении. Более того, как тезис, так и основная аргументация могут оказаться ложными. При этом ложность предложений, высказываемых в ходе аргументации, и логическая неправильность рассуждений могут оказаться как результатом ошибки аргументатора, так и результатом его сознательного стремления ввести реципиента в заблуждение. Таким образом, можно говорить об истинной либо ложной, честной либо нечестной, эффективной или неэффективной аргументации. Такое широкое толкование аргументации является довольно распространенным, однако, не общепризнанным.

Итак, как было уже сказано, аргументация есть род воздействия на взгляды или поведение людей. Каким же должен быть результат этого воздействия? Если речь идет о поведении, о поступках, то ответ на данный вопрос не представляет сложности: задача аргументации – побудить человека к совершению поступка (ряда поступков, к осуществлению некоторой линии поведения) или же к воздержанию от некоторого поступка (ряда поступков). Когда речь идет о воздействии на взгляды, то вопрос приобретает более сложный характер. Он распадается на вопросы о том, какого рода взгляды должны быть изменены или сформированы в результате аргументации, какого отношения реципиента к утверждениям аргументатора стремится достичь сам аргументатор, какова должна быть степень уверенности реципиента в этих утверждениях, роль, которую они играют в его сознании. Таким образом, аргументация представляет собой комплекс логических и внелогических приемов и методов доказательства и убеждения в коммуникативном процессе.

1. 2. Строение и виды аргументации

Аргументация как деятельность характеризуется не только субъектом, объектом деятельности, схемой деятельности, имеющейся в сознании субъекта, но и средствами этой деятельности. Будучи интеллектуально-речевой деятельностью, аргументация осуществляется через построение определенного рода сообщения, которое может быть составлено из знаков как письменной, так и устной речи. Можно говорить о логических средствах и риторических приемах аргументации, о ее лексическом богатстве или, напротив, бедности, о тонких или грубых психологических приемах. Так или иначе, все эти факторы, называемые иногда средствами аргументации, находят воплощение в сообщении, которое является в этом отношении универсальным средством аргументации.

Нужно заметить, что далеко не все воздействия на взгляды и поведение человека, осуществляемые через сообщение, являются аргументацией, и, соответственно, не все тексты, образуемые в этих случаях, являются аргументационными. Например, говоря человеку: “Как хорошо Вы выполнили эту работу”, мы хотим, чтобы человек этот принял данное утверждение как истинное, т. е. осознал значимость своей работы. Обращаясь к кому-то со словами: “Принесите, пожалуйста, книгу”, мы рассчитываем, что он совершит желаемое нами действие. Наконец, просто сообщая человеку некоторую информацию о том, что тогда-то имело место то-то, мы стремимся таким образом расширить сферу его знания. Во всех этих случаях субъект деятельности обращается к реципиенту как к сознательному существу, обладающему свободой воли в отношении принятия или непринятия соответствующих утверждений. Но здесь мы не имеем дела с аргументацией.

Для аргументационного сообщения характерно наличие двух логических компонентов – тезиса аргументации и его основания. Число оснований может варьироваться. Тезис и каждое из оснований – это суждения, выражаемые в предложениях.

Аргументатор полагает, что принятие реципиентом оснований обусловит определенным образом принятие им тезиса аргументации. Характер обусловливания при этом может быть различным. Например, в одних случаях аргументатор считает, что, приняв посылку, реципиент обязан принять тезис, поскольку данный тезис логически следует из данных посылок, истинность посылок с необходимостью влечет истинность тезиса. Здесь, с точки зрения аргументатора, имеется демонстративная конструкция аргументации. В других случаях аргументатор осознает, что принятие реципиентом посылок позволяет надеяться на принятие им тезиса лишь с некоторой степенью вероятности (возможно, и весьма высокой), поскольку данный тезис получается из данных посылок по индукции, истинность посылок не гарантирует истинности тезиса, а лишь в некоторой степени подтверждает предположение об истинности тезиса. Такая аргументативная конструкция считается недемонстративной.

Обратим внимание на то обстоятельство, что мы ведем речь о представлениях аргументатора относительно логической связи, например, дедуктивной или индуктивной, оснований и тезиса, а не о реальной связи между ними. Дело в том, что представления аргументатора о характере логической связи между тезисом и основаниями не всегда соответствуют действительности. Допустим, некто говорит вам: «Иванов работает слесарем, поэтому он никак не может иметь ученой степени», полагая, что из утверждения «Иванов работает слесарем» с необходимостью следует утверждение «Иванов не имеет ученой степени». Представление аргументатора о связи между этими утверждениями в данном случае неверно. На самом деле истинность утверждения ”Иванов работает слесарем” дает нам право заключить, что Иванов не имеет ученой степени лишь с высокой степенью вероятности. Ведь известны случаи, хотя и весьма редкие, когда человек, имеющий ученую степень, работает слесарем или токарем.

Поскольку в аргументации выделяются логическая и психологическая компоненты, постольку следует говорить как о логических, так и психологических особенностях построения аргументации.

Во всяком случае, аргументация должна быть логичной, т. е. построенной в соответствии с правильной логической формой. Говоря о логической структуре аргументации, мы имеем в виду именно логическую структуру сообщения, посредством которого аргументация осуществляется. Существуют три основных способа умозаключения: дедукция, индукция и умозаключение по аналогии (традукция). В соответствии с ними и происходит логическое структурирование аргументативного сообщения. Поскольку строгую логическую форму имеет, прежде всего, аподиктическая аргументация, постольку указанные три способа построения обоснования будут рассмотрены при рассмотрении данного вида аргументации.

Вместе с тем, существуют определенные логические особенности при ведении любого вида аргументации. Построение и виды используемой аргументации находятся в зависимости от имеющихся целей аргументативного воздействия. В соответствующей литературе используются различные способы и виды аргументативных конструкций: прямая и косвенная, полная и сокращенная, простая и сложная и т. д.

Аргументация может быть как прямой, так и косвенной. Прямая аргументация направлена непосредственно на реципиента, а косвенная, хотя и рассчитана на реально существующего реципиента, но выражена в форме обращения к другому лицу. Чаще всего это – аргументация для аудитории, когда публично обращаются к своему противнику, а хотят воздействовать на слушателей.

Выделяется также полная и сокращенная аргументация. Полная аргументация содержит тезис и все доводы, которых требует используемая логическая форма обоснования. В сокращенной аргументации некоторые доводы опускаются. Если имеется дедуктивное построение, то часто опускается большая посылка в категорическом силлогизме. Следует напомнить, что такой сокращенный силлогизм называется энтимемой. Например, полный силлогизм выглядит следующим образом:

Все студенты должны сдавать экзамены.

Иванов – студент.

Иванов должен сдавать экзамены.

 

В виде энтимемы данный силлогизм представит собой следующую конструкцию:

Иванов – студент.

Иванов должен сдавать экзамены.

Сокращенная аргументация используется для того, чтобы сделать сообщение более выразительным и лаконичным. Такое сообщение будет легче восприниматься аудиторией. Вместе с тем, чрезмерное усечение аргументации таит в себе возможность ошибок. Общая посылка может быть ложной, и тогда вывод тоже будет ложным. При этом следует иметь в виду, что ошибка может быть и преднамеренной, и тогда энтимема будет использоваться в софистических целях. Чтобы проверить правильность сокращенной аргументации, надо восстановить пропущенные посылки.

Еще одной разновидностью аргументации является ее деление на простую и сложную. Простая – это такая аргументация, в которой имеется одна логическая цепь рассуждений и заключение (тезис) выводится из двух и более посылок (доводов).

Сложная аргументация представляет собой несколько цепей рассуждений, в которых один и тот же тезис выводится из различных содержательных посылок (доводов). Таким образом, сложная аргументация состоит из двух и более простых аргументаций. Например, тезис “Данный человек достоин стать депутатом” обосновывается несколькими цепочками рассуждений. Во-первых, исходя из связанных доводов, показывающих, что он обладает выдающимися моральными качествами: обладает состраданием, человеколюбием, патриотичен и при этом скромен, не забывает друзей детства и т. д. Во-вторых, исходя из того, что он – прекрасный семьянин: несмотря на занятость, участвует в воспитании детей, любит жену, заботится о престарелых родителях и т. д. В-третьих, этот человек – прекрасный руководитель, он сумел организовать дело, думает о перспективах, занимается наукой, заботится о людях, строг, но справедлив и т. д. Таким образом, в сложной аргументации один и тот же тезис обосновывается с помощью нескольких как бы «параллельных» цепочек рассуждений.

Психологическая составляющая также влияет на способ построения аргументации. Определяющим моментом здесь является эффективность воздействия на оппонента и аудиторию. Эта эффективность определяется многими факторами и социального, и индивидуального характера. Одним из важнейших является образовательный уровень аудитории. Он определяет, могут ли люди оперировать отвлеченными абстрактными понятиями или их мышление находится на чувственно-наглядном уровне постижения действительности. Исходя из этого, для высокообразованной аудитории предпочтителен логический способ построения аргументации. Как правило, используются строгие, абстрактные рассуждения. Эмоциональные средства используются лишь для разрядки и снятия усталости. Соответственно, чем ниже образовательный уровень аудитории, тем больше в аргументации должно быть эмоций, наглядных примеров из жизни, поучительных историй, подходящих пословиц и поговорок и т. п.

Кроме того, для правильного, с психологической точки зрения, подбора способа аргументирования имеет значение и настроение аудитории. Если она расположена к аргументатору дружелюбно, следует выбирать один вид аргументативной структуры, а если слушатели настроены критически или даже враждебно – другой.

Начнем анализ с односторонней аргументации. Рассмотрим два вида односторонней аргументации: убывающую и возрастающую. При убывающей аргументации вначале приводятся наиболее сильные, наиболее действенные доводы как с точки зрения интеллекта, так и эмоций. Затем последующие доводы располагают по степени уменьшения их суммарного воздействия на реципиентов. Достоинство этого вида обоснования в том, что он позволяет сразу же привлечь внимание аудитории и удержать его. Сразу же обеспечивается эмоциональное и интеллектуальное реагирование на воспринимаемое сообщение. Кроме того, первые доводы всегда запоминаются лучше, а, значит, они воздействуют эффективнее. Чаще всего выступающие так строят аргументацию в том случае, если аудитория не слишком заинтересована в предмете выступления, и надо привлечь и удержать внимание слушателей, надо убедить их в важности того, что они услышат. Наряду с этим к данному виду аргументации прибегают и тогда, когда аргументатор малоизвестен, и чтобы сразу привлечь внимание к своей персоне, он должен чем-то заинтересовать аудиторию.

Односторонняя возрастающая аргументация противоположна по последовательности воздействия убывающей. Она обеспечивает постепенный рост аргументативного воздействия. Достоинства такого вида выступления – в том, что он позволяет «раскрутить» желательные эмоции аудитории до возможных пределов, а то, что воспринимается эмоционально, способствует убеждению. Если речь идет не об убеждении, а об обосновании объективной истины каких-то сложных идей, то в этом случае целесообразно строить связь доводов по возрастающей. Это позволит сделать аргументацию глубокой, всесторонней и тем самым раскрыть сложную проблему. При этом надо обязательно иметь в виду, что оратор, использующий данный вид аргументации, должен быть авторитетным в глазах реципиентов и восприниматься ими положительно.

Если характеризовать одностороннюю аргументацию в целом, то можно сказать, что она эффективна для укрепления уже имеющихся взглядов в сознании людей, положительно настроенных на предлагаемый им материал. Односторонняя аргументация хорошо воздействует на сознание людей с низким уровнем образования, но она слабо действует на людей, имеющих негативную установку на аргументатора.

В тех случаях, когда приходится иметь дело с отрицательными по отношению к аргументатору настроениями аудитории, лучше использовать двустороннюю аргументацию. Кроме того, она может быть эффективной у слушателей, имеющих высокий уровень образования, и, соответственно, способных к критическому, самостоятельному мышлению. Двусторонняя аргументация может содержаться как в выступлении одного оратора, который сопоставляет различные точки зрения, так и составлять спор двух сторон. Чаще всего это бывает именно спор. Здесь слушатели ставятся в положение выбора между альтернативами, и это побуждает их активно вырабатывать свою собственную позицию.

Такова в общем виде характеристика аргументации как разновидности коммуникативного процесса.

Контрольные вопросы

1. В чем состоит специфика аргументации как одного из способов воздействия на человека?

2. Чем доказательность рассуждения отличается от его убедительности?

3. Каково строение аргументации?

4. Каковы логические особенности аргументации?

5. Каковы психологические особенности аргументации?